Возвращение. Коррупция одолевает армию Закон что дышло

Закон — что дышло (Vredina999)

Возвращение. Коррупция одолевает армию Закон что дышло
sh: 1: full: not found

Фото yandex.by regnum.ru rossaprimavera.ru thesun.co.uk

Финансовый интерес, как складывается впечатление, является главной движущей силой ряда отечественных правозащитников, стремящихся создать турбулентность в вопросе принятия своей версии закона о семейно-бытовом насилии. Версии, «изготовленной» в лучших традициях европейской толерантности, феминизма и нетрадиционных отношений

Запад спит и видит, как бы расшатать коренные нравственные устои российского общества, навязать чуждые приоритеты, уничтожить наши семейные ценности. Одной из стран с «передовым опытам» в сфере борьбы с «домашним насилием» и отстаиванию прав сексуальных меньшинств и активным желание распространить его на Россию, в последнее время является Великобритания.

Для решения поставленных задач у британцев есть «специально обученные люди». Это — активные в публичном поле товарищи с определенными взглядами на общество и страстью к нетрадиционной ориентации.

Что движет ими? Высокие идеалы или жажда денег? Попробуем разобраться.

ФАЛЬШИВАЯ СТАТИСТИКА СБН

В минувшем голу свыше двух десятков организаций-иноагентов, ЛГБТ- и феминистских объединений поставили свои подписи под так называемым открытым письмом, где требовали принять в России закон «о домашнем насилии».

В числе подписантов воззвания — международная правозащитная группа «Агора», Центр «Мемориал», Комитет против пыток, ИАЦ «Сова», проект «Русь сидящая», «Либеральный феминизм в Уфе», инициативная группа «Феминистки поясняют» (СПб), правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о Бок» и другие.

Эти товарищи в проталкиваемом с шумом и скандальными заявлением законопроекте предлагали узаконить европейские ценности: ввести понятия «семейного или бытового насилия» (СБН) в российское законодательство, создать некую систему охранных ордеров для «жертв насилия» и разработать «комплексную систему помощи пострадавшим от насилия в семье». Как бы случайно, всплыли не ведомые официальной статистике, но активно применявшиеся лоббистами закона, данные, что от домашнего насилия в России каждый год «страдает» около 16,5 млн женщин, а 14 тысяч — погибают.

Сторонников СБН не раз уличали в манипуляции общественным мнением, а именно в том, как они без всякого стеснения и цинично драматизируют уровень насилия в российских семьях. В этой же струе — и лживые заявления о недостаточности у России законодательной базы для пресечения.

«Правозащитники» вовсе не против выдать единичные резонансные случаи насилия в семье в качестве тренда отношений между мужчинами и женщинами в нашей стране.

Но минувшей осенью на заседании круглого стола при Общественной палате РФ привели совсем другие данные. Председатель московского отделения Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) Анна Кульчицкая заявила о значительном снижении уровня преступлений в сфере семейно-бытовых отношений, в том числе, и насилия в отношении женщин.

Тогда же криминолог, эксперт ВНИИ МВД России Елена Тимошина заявила, что официальные данные статистики разительно отличаются от цифр лоббистов закона о СБН. Она заявила: «В 2018 году в сфере семейных конфликтов, бытовых (не со стороны супруга, а все конфликты имеются ввиду) было совершено 253 убийства женщин».

Криминолог констатировала, это много, но не настолько, чтобы запугивать общественность 14 тысячами мифических жертв.

Пригвоздила к позорному столбу лжецов-лоббистов председатель РВС Мария Мамиконян.

Благодаря публикации в газете «Известия», выяснилось, что статистика адептов закона о семейно-бытовом насилии — это данные опроса ООН 2011 года, которые ими бессовестно перенесены в наше время.

И в нем учтены не только физическое и сексуальное насилие, но и вербальное, психологическое. Причем не только в семье, а вообще, в жизни женщины.

ДОБРОХОТЫ ИЗ ЛОНДОНА

Одним из «форпостов», которые на протяжении ряда лет оказывают повышенное внимание поддержке и развитию российских НКО по вопросам гендерного равенства, профилактики и предупреждения «домашнего насилия» для продвижения в нашей стране антисемейных идеологий, считается посольством Великобритании в Москве.

При этом так называемая борьба с «домашним насилием» — всего лишь благовидный лозунг, продвигаемый британскими деятелями совсем в других целях.

Объясним на примере внутрибританских дел.

Именно Великобритания, как показывают факты, сейчас стоит на переднем крае «борьбы» за права жертв СБН. По крайней мере, так считают британские власти, которые в пояснительной записке внесенного в марте в парламент Соединенного Королевства профильного законопроекта позиционировали его как «прорывной» в деле глобального лидерства в деле искоренения насилия над женщинами.

Казалось бы, чего плохого, что британцы претендуют на лидерство?! Но дело в том, что нарочито выпячиваемая борьба во благо жертв насилия сводится к насаждению, например, феминистских ценностей. А те, в свою очередь, готовы радеть за права секс-меньшинств.

В итоге, крен от защиты жертв бытового насилия идет в направлении элементарной финансовой подпитки ЛГБТ-движений. В упомянутом выше законе сетуют, что в Великобритании лишь несколько организаций помогают пострадавшим от СБН представителям сексуальных меньшинств, к тому же, у них проблема с финансированием. Британское правительство считает, им нужно дать денег.

Кто в «плюсе»? Семьи? Нет — ЛГБТ!

Кроме того, в вопросах семейного насилия британцы давно отказались от презумпции невиновности: вину доказывать не надо, достаточно письменного извещения «жертвы».

Новая редакция вышеуказанного закона вообще бьет по рукам тем, кого обвинили в насилии. Например, им запрещается участие в перекрестном допросе «жертв насилия». Стороне обвинения запрещают даже задавать какие-либо вопросы «жертве». Как в таких условиях можно представить доказательства невиновности?!

Есть и множество других ухищрений, с помощью которых страж британский порядка может арестовать «потенциального нарушителя» о отсутствии всякого ордера. «Насильники» даже не смогут доказать свою невиновность, предъявив диктофонную запись. Это сейчас приравнивается к понятию «техническое насилие» — «использование персональных и домашних устройств для контроля своих жертв».

Британцы расширили и значение «экономического насилия», вводя понятие «финансовое насилие». Теперь к дискриминации женщины там можно отнести все — от продуктов, жилья до запрета на использование автомобиля.

Теперь в британских семьях такая «вольница», что никто никому слова поперек не скажет.

Семьях?.. Не совсем так — законодательные новшества расширили понятие «семья» на всех людей, имевших интимные отношения, и всех родственников, включая детей.

То есть, «домашними» в Великобритании считают любые случае насилия, даже если люди и давно не живут вместе.

НИЧЕГО ЛИЧНОГО, ТОЛЬКО «БАБКИ»

Если верить данным отечественной прессы, реки и ручьи многомиллиардного западного финансирования льются и российским адептам, готовым баламутить общественное мнение и «добиваться» принятия закона о СБН и в нашей стране.

 Как отмечает «Регнум», что на его продвижение в России Евросоюз выделил 500 млн евро, «а его главные лоббистки — Давтян, Попова и иже с ними — долгие годы были связаны с самыми русофобскими элитно-спецслужбистскими кругами США».

В стремлении некоммерческих организаций навязать российскому обществу закон о СБН значительную роль может играть банальный финансовый интерес. Например, к выводу о том, что за активностью кроется меркантильный интерес, пришел журналист-исследователь ИА «Красная весна» Максим Карев. Он оценил ситуацию с законопроектом как парадоксальную.

По словам Карева, те, кто изучил закон, нашли его юридически безграмотным и несостоятельным. А сопутствующие скандалы в информационном поле должны служить нагнетанию истерии.

«Никто же не спорит, что насилие – это плохо. Вопрос в другом – почему с ним нужно бороться именно так, как предлагают авторы законопроекта? Западный опыт говорит, что к снижению насилия закон не приводит, а лишь увеличивает количество НКО и денег, которые им выделяются», — уверен эксперт.

 В качестве одного из наиболее ярких информационно-пропагандистских проектов, созданных для продвижения закона о СБН, Карев назвал Интернет-проект «Насилию.нет», созданный Аленой Поповой совместно с юристами Консорциума женских неправительственных объединений Анной Ривиной и Мари Давтян.

В числе спонсоров КЖНО — Российский фонд правовых реформ, USAID, фонд Макартуров, фонд Форда, «Институт «Открытое Общество» Д. Сороса, Канадский фонд поддержки российских женщин, агентство IREX и др.

Первоначально КЖНО спонсировался USAID и его «дочкой» фондом Евразия.

поначалу более половины средств, поступающих российским феминисткам из фонда Форда, фонда Макартуров и USAID, направлялись в Московский центр гендерных исследований, Информационный центр независимого женского форума и КЖНО. Карев констатирует, только фонд Макартуров за все время предоставил входящему в состав КЖНО МЦГИ почти $1,2 млн.

Помимо этого, Максим Карев отмечает возглавляемый Мариной Писклаковой-Паркер кризисный центра «АННА», являющийся членом КЖНО. Сотрудники центра, по данным журналиста, приняли непосредственное участие в разработке законопроекта о СБН и распространении мифа о «14 тысячах женщин, гибнущих от рук мужей ежегодно». В 2016 году «АННА» была признана иностранным агентом.

ЕСТЬ, ЧТО ДЕЛИТЬ

Есть данные, что на борьбу с домашним насилием в период 2016-2020 годов британское правительство выделило £100 млрд. Большая часть этих денег, £80 млрд, идет на создание различных служб поддержки жертв насилия.

 По данным ИА «Красная весна», влетит Великобритании в копеечку и содержание дополнительного штата из 20 000 полицейских, разбирающихся в специфике домашнего насилия.

Издание считает, что это немало для 66-миллионной Великобритании, и отмечает, что в 144-миллионной России два года назад насчитывалось 45 тысяч участковых инспекторов.

Однако, британцы уверены, что такие расходы оправданы и подсчитали, их экономика ежегодно от домашнего насилия теряет в £66 млрд. Для сравнения, расчетная величина ВВП Великобритании в 2019 году составляла £2,744 трлн, а бюджет на 2020 год составляет £928 млрд.

«Красная весна» делает вывод, «в британском варианте борьба с семейным насилием начинает напоминать историю про кашу из топора, в которой один из главных компонентов — это финансирование бесчисленных новых структур и организаций, как государственных, так и негосударственных, результатом деятельности которых будет не искоренение насилия в семье, а уничтожение самой этой семьи».

Едва ли, британцы раскроют, сколько денег выделено на проталкивание закона о СБН в России. Но в том, что выделено, сомнений нет.

Не будет лишним напомнит, что британских дипломатов с позором уже ловили на финансировании российских, точнее будет сказать, антироссийских НКО. Речь об истории с сотрудницей генконсульства Великобритании Анны Мысловой.

 В свое время РИА «Катюша» выяснило, что она занималась финансовой подпиткой ЛГБТ-организаций в России.

Забавно, но «спалил» своего «агента» сам британский дипломат.

Издание писало: «Госпожа Мыслова сопровождала генконсула Великобритании в Петербурге Алана Кита на фестивале половых извращенцев «Бок о бок» и была представлена им одной из просительниц как лицо, занимающееся вопросами финансирования».

Данные журналистов стали базой для ноты протеста, которую российский МИД направил в посольство.

Не исключено, что аналогичным путем могут получать финансирование с берегов туманного Альбиона, и упомянутые уже Российская ГБТ-сеть, Ресурсный центр для ЛГБТ, правозащитный ЛГБТ-фестиваль «Бок о бок», Фонд «Спид.Центр», Фонд «Сфера», Центр «Сова», правозащитные организации «Агора», «Мемориал» и другие структуры.

А вместе с ними, скажем, и непосредственные авторы-лоббисты законопроекта о СБН, те же, Марина Писклакова-Паркер и Мари Давтян.

Иначе, зачем им регулярно бывать в посольстве Великобритании? Может, лишь ради консультаций и «установок» британского диппредставительства? Возможно, но не факт!

А факт в том, что продвигаемые Великобританией через своих адептов в России гендерные идеологии направлены, главным образом, не на защиту реальных жертв и предотвращение физического насилия, а на разрушение института семьи и привитие нетрадиционных ценностей.

И для проталкивания законопроекта о СБН денег Запад не жалеет.

А вы верите, что лоббистов, действительно, интересует положение женщин в российских семьях?!…

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/883670&full

Коррупция одолевает армию

Возвращение. Коррупция одолевает армию Закон что дышло

05.02.2010 00:00:00

Сергей Фридинский спуску коррупционерам в погонах давать не намерен.
Фото ИТАР-ТАСС

На прошлой неделе в интервью одному из информационных агентств главный военный прокурор – заместитель генерального прокурора РФ генерал-полковник юстиции Сергей Фридинский выразил обеспокоенность размахом коррупции в Российской армии.

Он сообщил, что рост хищений в силовых ведомствах страны в прошлом году превысил «достижение» 2008 года практически в два раза и зашкалил за 3 млрд. руб. В 2009 году за подобные преступления получили реальные сроки лишения свободы по 3–5 лет шесть генералов, а осуждено всего восемь.

При этом каждое четвертое преступление в войсках совершается офицерами.

ВОРЫ С ЛАМПАСАМИ

Фридинский не назвал фамилий генералов, привлеченных к уголовной ответственности. Они и так на слуху.

Среди самых громких дел – махинации бывшего военкома столицы генерал-майора Андрея Глущенко, бывшего начальника Главного управления МЧС РФ по Свердловской области генерал-майора Валерия Степанчука, бывшего заместителя начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны генерал-лейтенанта Владимира Шуховцева, бывшего начальника управления кадров Железнодорожных войск генерал-лейтенанта Анатолия Веремеева, бывшего начальника одного из управлений Главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны генерал-майора Валерия Знахурко, бывшего командира 3-й Висленской орденов Суворова и Кутузова мотострелковой дивизии Московского военного округа генерал-майора Сергея Лукашова┘

В 2008 году к уголовной ответственности были привлечены 20 генералов и адмиралов, осуждены 1611 офицеров, из которых 160 были командирами воинских частей.

Подводя итоги того года («НВО» № 24, 2009), главный военный прокурор говорил, что «это самый высокий показатель за последние пять лет», что «масштабы офицерской преступности достигли наивысшего показателя за последние 10 лет», что они «превысили все разумные пределы» (если у таких противоправных деяний могут быть эти «разумные пределы». – В.Л.).

Но, видимо, «соревнование» в сфере армейского криминала готово в ближайшее время преодолеть и этот рубеж. Тем более что речь идет о преступлениях, выявленных и, что называется, официально зафиксированных следствием и судом. А сколько их еще остается втуне, сколько еще бюджетных средств, кроме этих 3 млрд. руб.

, распихано по карманам всяческих ворюг в погонах и без них, этого мы, наверное, никогда не узнаем.

Сергей Фридинский подчеркнул, что многие нынешние армейские преступления связаны с реформой, проводимой в Вооруженных силах. «Любое реформирование, – говорит он, – сопряжено с некоторой нестабильностью, вот и появляется определенное количество охотников поживиться за казенный счет, или сделать что-нибудь абы как». Во что это выливается, уже известно.

Коллеги-журналисты подсчитали, что можно было закупить для армии на украденные 3 млрд. руб. Оказалось, 50–55 танков Т-90 или 75–80 боевых машин пехоты – БМП-3 или БМП-4, которых все еще не хватает в войсках. Три–четыре многофункциональных истребителя класса Су-30 или МиГ-35.

8–10 боевых вертолетов Ми-28Н или Ка-52. Один корабль класса «Корвет», одну-две стратегические ракеты «Тополь-М», три–четыре спутника разведки, годовой запас продуктов питания для солдат военного округа (на 130 тыс. человек), военную форму одежды для 300–350 тыс.

военнослужащих срочной службы, два многоквартирных дома для 150–200 семей.

КВАРТИРНЫЙ БИЗНЕС

Кстати, о покупках квартир.

Заместитель генерального прокурора сказал в своем новом интервью, что больше всего преступлений в силовых ведомствах совершено при расхищении государственного добра в ходе выполнения оборонных заказов, на различных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), при реализации жилищных программ. Привел впечатляющие примеры, когда увольняемым в ходе придания «нового перспективного облика Вооруженным силам» военнослужащим навязывали ордера на квартиры не только в не введенных в эксплуатацию домах, но и в вовсе не построенных.

Например, сообщил прокурор, в подмосковном городе Чехове застройщик ЗАО «Московская областная инвестиционно-строительная компания», что входит в состав ЗАО «СУ-155», не выполнила ни одного из заключенных с Минобороны государственных контрактов.

Строительство домов для армии до сих пор находится в стадии «от ведения монтажа свайного поля» или, другими словами, там только вырыли ямы под фундамент.

Но, несмотря на это, в августе минувшего года бывший начальник расквартирования и обустройства Минобороны, заместитель министра генерал-полковник Владимир Филиппов, утвердил план распределения квартир среди очередников в этих «с позволения сказать домах».

Можно только догадываться, из каких соображений генерал-полковник Филиппов подписал явную липу – из желания угодить руководству Минобороны, требовавшего от него решить задачу, поставленную президентом и премьером, закрыть к концу 2010 года проблему обеспечения офицеров постоянным жильем, из-за халатного неведения, что реально творится на подведомственных ему объектах, по каким-то другим причинам – не исключено, связанным с каким-то личным коммерческим интересом. Мы этого не знаем. О том Сергей Фридинский не сказал. Как не рассказал и о судьбе тех полковников и подполковников, кому навязывали ордера на несуществующие квартиры. Из сообщения главы военной прокуратуры осталось неясным и то, какое наказание понес генерал Филиппов, фактически «втерший очки» военному руководству и обманувший не одну сотню бесквартирных офицеров. Но зато стало понятно: если сопоставить цифры доклада министра обороны руководству страны, где он рапортовал, что к ноябрю 2009-го для армии за год было закуплено 27 тыс. квартир, а в декабре уже говорил о плановых 45 600, то здесь, так же как в истории со стройкой в городе Чехове, попахивает липой. И подозрения в явном обмане тут только усиливаются.

Главный военный прокурор не стал развивать «квартирную» тему. А стоило бы. Можно было бы вспомнить и другие факты.

Растрату финансовых средств из-за злоупотреблений при приобретении жилья, мошенничество отдельных должностных лиц с «большими звездами», которые получают для себя и своих домочадцев по две-три, а то и больше квартир, в то время когда тысячи их подчиненных годами маются без крыши над головой.

Как это было с уже упоминавшимся бывшим начальником управления кадров Железнодорожных войск генерал-лейтенантом Анатолием Веремеевым, который приобрел для себя аж пять квартир в Москве и Подмосковье.

И это не единственный случай проявления вопиющего беззакония в решении жилищной проблемы военнослужащих.

Читатели нашей газеты, к примеру, обращаются в редакцию и сообщают, что вопреки требованиям закона «О статусе военнослужащего» предоставлять жилье людям в погонах по месту их службы, увольняемым в запас по сокращению московских главных штабов и управлений, предлагают получить крышу над головой в дальнем Подмосковье.

В том же Чехове, Подольске, Железнодорожном, Ивантеевке, Солнечногорске, Серпухове, Щербинке, где стоимость квадратного метра подешевле. Но при этом ставят в критическую ситуацию судьбы семей военных, у которых в столице работают жены, учатся дети…

Поразительно здесь то, что военные суды, в которые люди подают иски против такого произвола, отказываются их принимать. Опять происходит история, аналогичная ситуации с оплатой продовольственных пайков, когда Минобороны не выполнило даже решение Конституционного суда. И ничего – военная прокуратура осталась в стороне от грубейшего нарушения закона.

К счастью, украсть стратегические ракеты – практически совершенно невозможное дело.Фото из книги «Вооруженные силы РФ»

ЗАКОН ЧТО ДЫШЛО

Одна из причин роста коррупционных проявлений в Вооруженных силах, как, впрочем, и во всем обществе, было и есть неуважение к праву. Только у нас есть поговорка, что «строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения». И некоторые военачальники ведут себя на своей должности как суверенные купчики. По принципу «как хочу, так и ворочу».

Сергей Фридинский привел в своем интервью пример, как руководитель одного из проектных институтов Минобороны в Москве (фамилию его прокурор, видимо, запамятовал. – В.Л.) не платил зарплату более чем 200 своих подчиненных.

При этом дважды в год его сын и дочь летали из столицы в Петропавловск-Камчатский и обратно за счет казны. 2 млн. руб. со счетов института он просто похитил и истратил на себя.

Сейчас по этим и еще семи другим эпизодам его незаконной деятельности расследуется уголовное дело.

А вот еще один эпизод из этого же интервью.

Буквально на днях, рассказал генерал юстиции Фридинский, опять же без упоминания фамилий, военным прокурором Северного флота направлены в военный следственный отдел по Североморскому гарнизону материалы для привлечения к уголовной ответственности одного из должностных лиц инженерной службы флота и ряда руководителей частных фирм, которые на основании липовых данных о якобы выполненных коммерсантами работ по ремонту плавучего причала присвоили около 2 млн. руб. Прокуроры выяснили, что ремонт был выполнен силами флота, а деньги получили те, кто к нему был не причастен.

Похожая история произошла и на Балтийском флоте, где начальник автобронетанковой службы флота генерал-майор Петр Пивень приказал оформить подложные акты выполненных работ на ремонт четырех танков и 10 боевых машин пехоты, хотя работы эти даже не начинались. На основании тех документов предприятие-«исполнитель» получило более 5,7 млн. руб.

, которыми, надо полагать, поделилось с тем, кто расщедрился для них на эти деньги. Бывший командир мотострелковой дивизии из Нижнего Новгорода генерал-майор Сергей Лукашов, которого мы уже упоминали, также «пострадал» по аналогичному поводу. Он заключил контракт на ремонт танковой директрисы, войскового стрельбища и огневого городка БМП под Дзержинском, деньги на который – 20 млн.

руб. – выделила Федеральная целевая программа по переходу к комплектованию воинских частей военнослужащими контрактниками. Но, по данным следствия, подрядная организация, выигравшая тендер на эти работы, выполнила их не полностью и с ненадлежащим качеством. Проще говоря, на тяп-ляп. Тем не менее генерал подписал акт об их приемке и нанес ущерб бюджету в 6,5 млн. руб.

Как полагают прокуроры, видимо, тоже небескорыстно.

Правда, пораженная коррупцией армия – далеко не лидер в нанесении финансового ущерба собственной стране. Но вместе с тем Вооруженные силы, которые когда-то было принято считать элитой общества, как своеобразный индикатор, показывают степень нашей морально-нравственной деградации. А с ней мириться невозможно.

«ТОЧЕЧНАЯ» ГЛАСНОСТЬ

Еще одно важное наблюдение, вытекающее из регулярных отчетов главной военной прокуратуры. Вскрывая те или иные преступления коррупционной направленности, ее руководители никогда публично не раскрывают цепочек и сетей хапуг и мздоимцев. Как будто они живут и действуют в безвоздушном пространстве и, если требуют от кого-то взятки, то лично для себя, не делятся ею со своими «крышами».

Кто из высокопоставленных должностных лиц тут задействован, как на них «работали» те или иные низовые звенья, кто стоял на вершине коррупционной пирамиды – мы этого не знаем. Подобная информация скрыта от глаз общественности.

А если нет гласности, если преступники не преданы огласке, то никакой результативности от очередного отчета ГВП ждать не приходится.

От того, что посадили шесть или восемь генералов и адмиралов (пусть даже двадцать), коррупция, к сожалению, не исчезнет.

Еще одну причину нынешнего расцвета армейской коррупции назвал заместитель председателя комитета Государственной Думы по обороне Михаил Бабич. Он считает, что для этого в военном ведомстве созданы все предпосылки.

«Минобороны само проводит инвентаризацию непрофильных активов, само проводит их оценку и само продает имущество, землю, недвижимость целых военных городков», – говорит депутат. В комитет Госдумы по обороне ежедневно идут жалобы, связанные с «откатами» в военном ведомстве.

20–30% из них связаны с продажей и строительством жилья для военнослужащих. А военная прокуратура и другие надзирающие органы не принимают надлежащих мер.

«Почему Минобороны не передает непрофильные активы в Росимущество и правительство для последующей продажи в соответствии с законодательством?» – ставит вопрос Бабич и сам на него отвечает: «Как в Минобороны не будет коррупции, если они сидят на миллиардах, а зарплата составляет 12 тысяч рублей в месяц?!»

Добавим от себя: до сих пор, хотя прошло уже около двух лет, неизвестно, куда и на какие цели пошли деньги, вырученные Министерством обороны от продажи двух земельных участков в Москве и в ближнем Подмосковье – в районе Крылатских холмов и на Левобережной.

Так же, как от продажи исторического здания на Мясницкой, где во время Великой Отечественной был бункер Сталина, а в послевоенные годы – приемная Минобороны.

Сколько квартир куплено на эти средства и куплено ли? И пока сохраняется практика утаивания от общественности, в том числе и армейской, расходования средств на социально значимые задачи, пока гласность действует только в отношении выгодных для чиновника событий, никаких успехов в борьбе с коррупцией, думается, не предвидится и предвидеться не может.

Ее не победить и регулярными отчетами, которые военные прокуроры время от времени вбрасывают в СМИ. Нужно создавать систему, при которой честным быть выгоднее, чем действующей на авось маленькой шестеренкой большой преступной машины. Но, увы, это задача не для прокуроров.

Источник: https://nvo.ng.ru/realty/2010-02-05/1_corruption.html

Как боролись с коррупцией в годы Великой Отечественной войны

Возвращение. Коррупция одолевает армию Закон что дышло
8 мая 1946 года, советские солдаты на параде в честь первой годовщины Победы

Советская власть еще до начала Великой Отечественной войны объявила о полной победе над взяточничеством и коррупцией — сделано это было весной 1938 года. Как таковой крупной и хорошо организованной коррупции в СССР не было, но с началом войны Сталин поручил органам государственной безопасности еще жестче пресекать подобные факты.

Хищения на фронте

3 марта 1942 года Госкомитет обороны СССР принял секретное постановление №1379сс «Об охране военного имущества Красной Армии в военное время».

Согласно ему, за хищение оружия, продовольствия, обмундирования, снаряжения, горючего и других материалов, а также за его умышленную порчу устанавливалась высшая мера наказания – расстрел с конфискацией всего имущества преступника.

За разбазаривание военного имущества полагалось давать не менее пяти лет лишения свободы.

Эта мера призвана была не столько обуздать коррупционеров в армии и на флоте, сколько заставить офицеров больше заботиться о технике, вооружениях и боеприпасах, не бросать их при отступлении, как это порой было в самое тяжелое время войны — летом-осенью 1941 года.

Масштабных воровства и коррупции в Красной армии того времени не было. Страна жила в невероятном напряжении и это касалось всех слоев общества. Крупные хищения и коррупция в армии — это примета самого конца войны либо первых послевоенных лет. Причем касалось это в основном распределения трофейного имущества, того, что было захвачено на территории Германии.

Весной 1946 года органы госбезопасности начали так называемое “Трофейное дело”, в рамках которого было арестовано 12 советских генералов, а маршал Жуков лишился поста главкома сухопутных войск СССР и отправился руководить Одесским военным округом.

Генералов и марщала обвиняли в том, что пользуясь служебным положением, они вывозили из Германии ювелирные украшения, ткани, автомобили, мебель, одежду и предметы искусства.

Память героев СССР по-своему трактуется нормативно-правовой базой

Все арестованные предоставляли справки о том, что приобрели это имущество за зарплату либо получили в подарок, но следователей это не убедило. Трое генералов были расстреляны в 1950 году, еще четверо получили от 10 до 25 лет лишения свободы.

Часть историков считает, что “трофейное дело” было сфабриковано Сталиным против Георгия Жукова, пользовавшегося в то время огромным авторитетом в армии. Однако неуемный вывоз трофеев из уничтоженного Третьего рейха действительно имел место.

Дуайт Эйзенхауэр (слева) и Георгий Жуков(в центре) во время вручения ордена американскому командующему. Германия, май 1945 года

Стоит сказать и о вывозе трофеев солдатами и младшими офицерами. О настоящей коррупции здесь говорить не приходится вовсе. В основном, солдаты и командирский состав везли какие-то сувениры или другие небольшие предметы.

Больше того, когда в одном из замков в Восточной Пруссии была случайно обнаружена настоящая коллекция работ знаменитого немецкого художника Альбрехта Дюрера, нашли ее именно солдаты. За несколько дней командиру подразделения, капитану Балдину, удалось собрать почти всю коллекцию вместе и доставить в Москву.

Те экспонаты, что не удалось спасти, не исчезли в солдатских вещмешках и не были проданы на сторону, их просто пустили на самокрутки или хозяйственные нужды. Как вспоминал сам Балдин: “Они не собирались ничего воровать, потому что для солдат работы Дюрера не представляли никакого интереса.

Я собирал у них последние работы, находя их прибитыми гвоздями к кузовам наших грузовиков, солдаты вешали их просто для украшения, а не из какой-то корысти или желания надругаться”.

Коррупция и воровство не смогли опутать собой армию победителей.

Злоупотребления в органах

Начальник Управления контрразведки ВМФ СССР в 1943—1946 гг. генерал-лейтенант П. А. Гладков был снят с должности за незаконное расходование крупных государственных средств, присвоение автомобилей, нормируемых продуктов и промтоваров.

Также он передал три автомашины в личную собственность своим замам — генералам Карандашеву, Лебедеву и Духовичу, организовал закупку в комиссионных магазинах и у частных лиц имущества для сотрудников управления контрразведки ВМФ на 2 млн 35 тыс.

руб.

Почти 150 нарушений выявили прокуроры при проверке Мемориалов Славы

В 1947 г. Гладков отделался административным взысканием. Начальник КРО УМГБ по Читинской области З. С. Протасенко в июне 1951 г. был исключен обкомом из партии за незаконный расход госсредств: работники КРО пьянствовали и растратили около 9000 руб.

, предназначенных для оплаты агентуры. Начальник отделения Транспортного отдела МГБ ст. Ашхабад А. Г. Кочетков в июле 1946 г. был исключен из партии и осужден на три года условно за присвоение госсредств: составил 10 ложных расписок от имени сексотов и получил по ним 2900 руб.

Начальник Дубровинского РО УНКГБ-УМГБ по Тюменской области А. Д. Королев в апреле 1948 г. был обкомом партии снят с должности за присвоение госсредств (подделывал денежные документы, присвоив 7343 руб.

) и как не справившийся с работой, а несколько месяцев спустя оказался под судом военного трибунала.

Злоупотребления в тылу

Во время Великой Отечественной войны советские города подвергались систематическим налетам немецкой авиации, причем нередко целями бомбардировок были жилые кварталы города. Иногда воздушные тревоги объявлялись по пять-шесть раз в сутки и чаще. Это приводило к тому, что значительная часть населения покидала свое жилье и долгое время находилась в укрытиях.

Имущество же оставалось без присмотра. Многие жители городов уезжали в эвакуацию, некоторые дома попросту пустели. Кроме того, основная масса граждан работала по 10-12 часов, опять же надолго оставляя свои дома и квартиры.

Не случайно, что самыми распространенными преступлениями стали кражи из квартир, чьи хозяева либо погибли при бомбардировке, либо временно покинули их в связи с воздушной тревогой.

Ветеранов освободили от уплаты НДФЛ

Встречались мародеры, которые не гнушались и вещами, находящимися при убитых. Но ситуацией пользовались и должностные лица. Январь 1942 года – военной прокуратурой Москвы были арестованы управдом домоуправления №96 РЖУ Бауманского района С.И. Филяев, делопроизводитель того же домоуправления Р.А.

Аникина и мать последней М.И. Курочкина. Эти граждане, пользуясь своим служебным положением, вскрывали опечатанные квартиры эвакуированных и похищали из них оставшееся имущество, которое потом продавали.

Трибунал по законам военного времени приговорил Филяева и Аникину к расстрелу, а Курочкину – к 10 годам лишения свободы.

Откосить от войны

Как пишут Дмитрий Дёгтев и Дмитрий Зубов в книге «Будни советского тыла. Жизнь и труд советских людей в годы Великой Отечественной войны», в июле – сентябре 1944 года по приказу Лаврентия Берии органы НКВД, НКГБ, прокуратуры, а также СМЕРШ провели масштабную операцию по выявлению дезертиров и уклонистов.

В результате по всей стране было арестовано в общей сложности 87 923 дезертира и ещё 82834 уклониста от службы. Таким образом, всего в лапы органов попало почти 171 тыс. человек.

Такой улов объясняется не только активизацией поисков, но и тем, что многие «непатриоты» к лету 1944 года уже потеряли бдительность и уверовали в собственную безнаказанность, вышли из подполья.

Следствием выявлено 13 дезертиров Красной Армии и лиц, уклонявшихся от военной службы, которых преступники снабдили фиктивными документами

Попутно органы НКВД и НКГБ раскрыли множество «контор», в которых за взятку, как сейчас принято говорить, «отмазывали» от армии. Берия в своем докладе в ЦК партии и правительство писал: «10 сентября с.г.

УЕКВД Ворошиловрадской области арестовано пять работников Ворошиловградского военкомата… Эти лица выдавали фиктивные свидетельства о болезни военнообязанным и освобождали их вовсе или на время от службы в Красной Армии, получая за это взятки от 2 до 10 тыс. рублей.

Следствием выявлено 13 дезертиров Красной Армии и лиц, уклонявшихся от военной службы, которых преступники снабдили фиктивными документами. По делу арестовано 15 человек.

НКВД Татарской АССР арестована группа лиц, изготовлявших фиктивные воинские документы об освобождении от службы в Красной Армии. Инициатором и руководителем группы является арестованный по делу Ахмедзянов Х.Ш., 1908 года рождения, татарин, судимый в 1937 году за подделку документов, дезертир Красной Армии, с 1942 года находящийся на нелегальном положении».

Последний несознательный товарищ обеспечивал своих клиентов полным набором необходимых документов, вплоть до пропуска на поезд до выбранного дезертиром города и крайне дефицитными билетами на него.

Посадка в переполненный вагон осуществлялась специальной группой «помощников».

При этом изготовленные шайкой липовые документы были такого качества, что из 300 человек впоследствии удалось разыскать и изловить менее 30.

Пока милиционеры поднимали тосты за Победу и за Сталина, сидевшие в камере предварительного заключения лица совершили подкоп и сбежали. Всего из лап милиции удрали семь человек

Для детей богатых родителей существовал другой способ «откосить» от армии: по договоренности с милицией их арестовывали за выдуманные мелкие преступления и отправляли в зону общего режима, расположенную на окраине родного города, естественно за взятку. Там их вскоре расконвоировали — разрешали на время выходить без охраны за пределы колонии и предоставляли непыльную работу. А сразу после Победы эти лица за примерное поведение условно-досрочно освобождались.

Ветеран войны живет в разрушенном доме в Самаре

Проблемы милиции в годы Великой Отечественной войны

В годы войны органы милиции проделали большую работу по борьбе с бандитизмом и другими видами преступности. Однако были в них и серьезные проблемы. Нехватка кадров зачастую вынуждала брать на работу малообразованных и малокультурных людей, не проверяя, чем те занимались в прошлом.

Поэтому и среди стражей порядка имела место преступность и нарушение законности: «4 июня 1943 г. начальник Вадского райотдела (Горьковская обл.

) НКВД Карпов организовал прямо на работе коллективную попойку, в которой по его приглашению приняли участие секретарь отдела Лапин и участковый уполномоченный Патин, бывший в тот день ответственным дежурным. Последнего поили зря.

Дело в том, что пока милиционеры поднимали тосты за Победу и за Сталина, сидевшие в камере предварительного заключения лица совершили подкоп и сбежали. Всего из лап милиции удрали семь человек. Этот вопиющий случай стал известен даже в Горьковском обкоме ВКП(б)».

В целом для СССР времен войны характерна не столько коррупция  в нынешнем ее понимании и виде, и хорошо организованные крупномасштабные хищения, сколько мелкое воровство, зачастую продиктованное необходимостью.

Желание заниматься противозаконной деятельностью отбивалось строгими приговорами и неминуемым наказанием, потому что в советском обществе того времени уйти от уголовного преследования было крайне затруднительно.

Важную роль сыграло и чувство единения, сплотившее население СССР во время войны.

Источник: https://pasmi.ru/archive/174408/

История капитана армии, обвинившего начальство в угрозах убийством из-за отказа от коррупции — Истории на TJ

Возвращение. Коррупция одолевает армию Закон что дышло

TJ поговорил с военнослужащим из Белгородской области, который пожаловался Путину и получил уголовное дело. По словам офицера, его затравили и пытались избить в собственной воинской части.

Алексей Золотарёв. Фото из личного архива

14 января капитан российской армии Алексей Золотарёв из Белгородской области опубликовал обращение к Владимиру Путину. TJ связался с военнослужащим и узнал, что он записал видео дома в тот же день, не прибегая к помощи родственников или адвоката.

Пока вся история Золотарёва основана на его собственных словах, которые частично подтверждаются предоставленными им документами и аудиозаписями телефонных разговоров. Вторая сторона пока не выходит на контакт.

Что мы уже знали из ролика

В видео 36-летний кадровый офицер сообщил, что на него возбудили уголовное дело после отказа участвовать в неких коррупционных схемах в воинской части. Его семье — жене и детям — поступили угрозы.

В прикреплённой аудиозаписи предположительно майор Андрей Елизаров (по словам офицера, это его начальник) угрожает «убить и сжечь» семью Золотарёва за жалобу в прокуратуру. Капитан намерен добиться ответа от Путина ради «любви к родине» и чтобы прекратить коррупцию в воинской части.

О Золотарёве почти ничего не было известно. Его публичное обращение — всего лишь второй ролик на его -канале: первый появился в 2014 году и не связан с армией или политикой. В новом видео военнослужащий умолчал о том, где находится, в какой части служил и других деталях.

Главное о капитане армии и его ситуации

Золотарёв родился в Ульяновске, он в армии с 14 лет. Россиянин окончил Суворовское военное училище и Саратовский военный институт радиационной химической и биологической защиты. По выпуску он лейтенантом отправился служить (в основном на Урале) и в 2006 году получил звание капитана. Выслуга Алексея к нынешнему моменту составляет 19 лет и пять месяцев, он сменил 23 места службы.

С 2003 по 2015 год Золотарёв считался участником президентской программы по уничтожению запасов химического оружия в России. По данным Кремля, последнюю часть арсенала ликвидировали осенью 2017 года.

Военнослужащий рассказал TJ, что 3 декабря 2017 года его уволили из мотострелковой части №34670 в городе Валуйки Белгородской области. Формальным основанием для этого стали пять дисциплинарных взысканий за отсутствие на службе без уважительных причин в период с 18 ноября 2016 года по 3 апреля 2017 года. Это считается невыполнением условий контракта.

На Золотарёва завели дело по части 4 статьи 337 УК РФ (самовольное оставление части). Согласно закону, ему грозит лишение свободы сроком до пяти лет.

Капитан отрицает обвинения в пропусках службы: к примеру, на документах вроде актов приёмки оружия в указанные даты стоит его подпись. По мнению военнослужащего, дело возбудили в отместку за жалобы на коррупцию, которые он отправлял Путину, в Госдуму, Минобороны и военную прокуратуру.

По версии Алексея, следствие велось с нарушениями: свидетелям угрожали и требовали у них дать ложные показания.

Они искали любой повод, чтобы меня уволить. Просили сослуживцев сказать, что я деньги с них брал, но солдаты отказывались. Может быть, репутация моя сыграла роль. Боялся, что мне припишут даже убийство Кеннеди.

Всего капитан написал 14 жалоб президенту России через интернет-приёмную. На заявление в прокуратуру, отосланное в августе 2017 года, не отреагировали до сих пор. В администрации президента ему отвечают «отписками».

22 ноября Золотарёв оспорил своё увольнение в Курском гарнизонном военном суде, который в итоге принял сторону военнослужащего (документ есть в распоряжении TJ). Суд признал незаконными три претензии командования части, а ещё две руководство воинской части отозвало. В конце декабря решение вступило в силу, но Алексея не восстановили на службе до сих пор.

В беседе с TJ военнослужащий отказался рассказать о конкретных случаях коррупции, поскольку опасается возбуждения новых дел за раскрытие гостайны. Все его жалобы возвращались в ту же воинскую часть и попадали на стол командования.

От первой жалобы Путину до решения об увольнении

Первая жалоба Золотарёва президенту датируется декабрём 2016 года: тогда капитан впервые обнаружил, что командование части использует схемы для незаконного обогащения. В том же месяце он получил первые, ещё «тактичные» угрозы о том, что с ним «будут разбираться».

Если верить рассказу капитана, с января по май 2017 года в воинской части будто бы не замечали жалоб на коррупцию, хотя незаконные схемы продолжали работать.

Меня просто игнорировали, не замечали. Как я понял, [в воинской части] ждали указания свыше. Командование, когда меня видело, здоровалось, спрашивало: «Лёха, как дела? Как Путин?».

Я постоянно писал президенту, пытался разобраться в этой проблеме [коррупции]. Из вышестоящего штаба приходили ответы о том, что «я дурак, ничего такого нет и всё хорошо». Хотя в реальности там такие вещи происходили.

Жалобы Золотарёва перестали игнорировать в мае 2017 года. Тогда в Валуйки приехала комиссия Западного военного округа (ЗВО) с представителями Министерства обороны.

Первая моя встреча с комиссией произошла случайно. Я мимо проходил, а они спросили: «Где этот терпила, к которому мы приехали? Ну, этот Золотарёв».

На комиссии один из полковников мне сказал «Кто за тебя мазу держит?» и «Под кем ходишь, сынок?». Я был в шоке, сразу сказал, что я же офицер, а не зек на зоне.

Золотарёв рассказал, что начальство поначалу пыталось признать его невменяемым, но он легко прошёл медицинскую комиссию. В итоге комиссия раздала показания капитана личному составу его же воинской части — всем от командиров до обычных солдат.

Золотарёв с сослуживцами. Фото из его личного архива

Поступок комиссии ЗВО привёл к оскорблениям и унижениям, чему, по словам военного, потворствовало руководство части. Почти сразу после визита военной комиссии против Золотарёва возбудили уголовное дело.

Мой командир и все замы мне сказали, что я оскорбил вышестоящее командование округа. Своим письмом Путину.

В июле аттестационная комиссия постановила уволить Золотарёва. Пока решение не утвердили, капитан продолжал служить в воинской части.

Расследовалась ли коррупция в воинской части Белгородской области — неизвестно. Золотарёв утверждал, что прилагал к своим письмам «факты и доказательства». В какой-то момент виновным «в сокрытии данных» хотели выставить самого капитана, но эти обвинения не получили продолжения, добавил он.

Летом Золотарёв начал сталкиваться с угрозами и в августе пожаловался на них в прокуратуру. Вскоре стартовал его самый тяжёлый период в Валуйках.

Угрозы семье

Жене Алексея Марии сейчас 31 год, дочери девять лет, сыну два года. Регулярные угрозы семье Золотарёва стали одной из главных причин его видеобращения к Путину.

Человек с похожим на майора Андрея Елизарова голосом позвонил Золотарёву 16 августа 2017 года, после выговора от начальства. Офицер записал телефонную беседу на смартфон с помощью приложения из Google Play. Капитан обнародовал только часть разговора, в котором предположительно Елизаров пригрозил «убить и сжечь» его семью.

Из полной версии беседы, которую получила редакция TJ, следует, что из-за жалобы в прокуратуру майор захотел отправить капитана в командировку в другой город на «базу, которая мечтает его увидеть». Собеседник Золотарёва неоднократно угрожал ему и оскорблял, завершив беседу словами «Ты сдохнешь и вся твоя семья сдохнет».

Осторожно, в аудиозаписи есть нецензурная лексика

Травля со стороны сослуживцев

Золотарёв рассказал, что ещё в июле 2017 года его попытались избить, когда он уходил со службы. Капитана окружила группа из семи контрактников («низ военный, верх — спортивные костюмы»), однако в последний момент его спасли два мимо проходивших офицера.

В августе, когда показания Золотарёва раздали сослуживцам, командование «натравило» на него офицеров и солдат срочной и контрактной службы. Многие коллеги показательно отворачивались, когда он входил в помещение. На совещаниях руководство могло сказать: «Все уберите телефоны. Особенно ты, Золотарёв».

Меня начали называть крысой и стукачом, который всех сдал. У командования был канал в Viber для мелких сообщений вроде построения или совещания, там тоже началась травля.

Когда я заступал дежурным в наряд, ко мне подходили офицеры, проводили со мной разборки. Это видели солдаты. В общем, было тяжело.

По словам Золотарёва, солдаты специально не выполняли его приказы. Когда он делал замечание за неправильную строевую ходьбу, срочники призывали его «идти и командовать стукачами». Хотя начальство «запугало» офицеров, некоторые (в основном, собравшиеся на пенсию) в личных разговорах поддерживали Алексея.

Когда на Золотарёва завели дело, командир части заболел и не выходил на работу до самого конца расследования: «Когда его выписывали из госпиталя, он на КПП споткнулся, сломал ногу и опять лёг в госпиталь».

Подработки охранником и желание вернуться в часть

С момента увольнения Золотарёв живёт с родителями в Ульяновске. После армии он не искал постоянную работу, но периодически устраивается на подработки охранником.

Несмотря на свои же жалобы о коррупции, капитан армии хочет вернуться в воинскую часть. Сейчас он ожидает, когда бывшие сослуживцы выполнят решение военного суда, который признал увольнение незаконным. За последний год он изменил отношение к армии в худшую сторону, но до конца в ней не разочаровался.

После полугода расследования дело передали в суд, но дата первого заседания пока не назначена. Предположительно, оно состоится в конце января 2018 года.

Видя, как ведётся следствие и как на это реагирует прокуратура, я опасаюсь, что и суд будет такой же. Меня просто сейчас по беззаконию осудят.

Командование не хочет со мной разговаривать, органы госвласти не хотят со мной разговаривать. А я просто хочу добиться справедливости.

TJ направил запросы в Министерство обороны и прокуратуру по Западному военному округу, но пока не получил ответа. Редакция обратилась к администраторам сообщества мотострелковой части №34670 во «ВКонтакте», где сказали, что «не имеют полномочий раскрывать контакты руководства». TJ готов дать возможность ответить на обвинения Алексея Золотарёва руководству части и майору Андрею Елизарову.

#истории #армия #политика

Источник: https://tjournal.ru/stories/65070-istoriya-kapitana-armii-obvinivshego-nachalstvo-v-ugrozah-ubiystvom-iz-za-otkaza-ot-korrupcii

Вопросы адвокату
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: