Как выжить в американской тюрьме. Американская тюрьма. Lite version

Частные тюрьмы: как в США возник миллиардный бизнес на заключенных – Недвижимость Onliner

Как выжить в американской тюрьме. Американская тюрьма. Lite version

С точки зрения белоруса эта практика выглядит достаточно сюрреалистично. В первой половине 1980-х годов успехи президентской администрации Рональда Рейгана в борьбе с наркотиками в США стали столь ошеломляющими, что в тюрьмах начали заканчиваться свободные места.

Значительно выросли и бюджетные расходы на пенитенциарную систему. В такой ситуации государство поставило элегантный эксперимент: отдало часть объектов исполнения наказаний в управление частным корпорациям.

Опыт, судя по всему, оказался достаточно удачным: возможно, самая необычная отрасль сферы услуг продолжает существовать (и временами даже очень неплохо) и поныне, превратившись в бизнес с миллиардными оборотами.

Почему многие считают его современным рабством? В чем пороки этой системы и ее достоинства? Частные тюрьмы по-американски — в обзоре Onliner.

В Соединенных Штатах частной тюремной индустрии в ее нынешнем виде немногим менее четырех десятков лет, но традиции извлечения прибыли из людей, волею судеб и своих проступков оказавшихся за решеткой, в стране давние.

В феврале 1865 года незадолго до окончания Гражданской войны Конгресс США принял Тринадцатую поправку к Конституции, фактически запретившую рабство и принудительный труд на территории государства.

Текст этого важнейшего документа, в буквальном смысле изменившего судьбу миллионов, содержит небольшую приписку, которую обычно не замечают:

«В Соединенных Штатах или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должно существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено».

То есть рабство (и приравненное к нему «подневольное услужение») запретили, но одновременно фактически узаконили одно исключение. Принудительная эксплуатация человека человеком была возможна, если это являлось наказанием.

Вскоре после введения этой нормы ей, естественно, воспользовались, и произошло это в южных штатах. После отмены там рабства владельцы плантаций лишились доступа к фактически бесплатному труду, бывшему важнейшим элементом местной экономической модели.

Определенной заменой обычным рабам стали заключенные, ничем, по сути, от рабов не отличавшиеся. В условиях американского Юга с его своеобразной системой правосудия абсолютное большинство получавших сроки составляли афроамериканцы, так что во многих случаях для собственника ничего не менялось.

В 1868 году сначала в Джорджии, а затем и в других штатах региона все большее распространение стала получать практика т. н. «аренды (или лизинга) заключенных».

За право использовать их узаконенный Конституцией труд плантаторы платили властям штата определенную, относительно небольшую сумму, а власти, в свою очередь, лишались проблемных активов и к тому же косвенно поддерживали свое сельское хозяйство.

В каком-то смысле прежнее рабство было даже более щадящим форматом эксплуатации для жертв.

Раб был частной собственностью своего владельца, и тот, как бы цинично это ни звучало, был заинтересован в максимальном продлении ресурса этой собственности.

К выживанию же доставшихся ему в аренду осужденных хозяин какой-нибудь хлопковой плантации в Алабаме относился максимально равнодушно, а потому эксплуатировал их труд с еще большим ожесточением.

Схема была выгодной для всех ее участников, кроме собственно осужденных. Вскоре они вкалывали уже не только на плантациях, но и на угольных шахтах, других относительно крупных предприятиях Юга. Зарождающиеся корпорации тоже почувствовали вкус к такому труду.

В Советском Союзе на подобные практики навесили бы какой-нибудь ярлык вроде «звериный оскал капитализма».

Между тем и в самом СССР, особенно в 1930-е годы, бесплатный труд заключенных стал важнейшим фактором экономического рывка через индустриализацию, просто в том случае единственным выгодоприобретателем оставалось государство.

Как бы то ни было, к моменту появления в Стране Советов «архипелага ГУЛАГ» аренда заключенных в США и эксплуатация их труда частными лицами уже давно были запрещены. К 1908 году давление общественного мнения (прежде всего в либеральных штатах) оказалось мощнее экономического лобби южан.

Рейганомика должна быть рейганомной

Вновь к передаче осужденных в частные руки в Соединенных Штатах вернулись спустя 76 лет. Впервые о «Войне с наркотиками» заявил еще президент Никсон в 1971 году, но по-настоящему серьезно проблемой занялись при Рейгане и последующих администрациях.

Масштабный рост количества арестов, приговоров и сроков заключения за преступления, связанные с оборотом наркотиков, привел к росту нагрузки на государственную пенитенциарную систему и, соответственно, расходов, связанных с ее содержанием.

Экономическая же политика администрации Рейгана (то, что потом назвали «рейганомикой») была направлена как раз на максимальное снижение бюджетных расходов и передачу сфер, прежде контролировавшихся государством, в частные руки. Не стала исключением и индустрия исполнения наказаний.

Важно подчеркнуть, своей монополией на применение насилия государство не намерено было делиться. В тюрьмы по-прежнему попадали по приговору суда, однако некоторые из таких объектов было решено передать, сначала в порядке эксперимента, в управление частным компаниям.

Первый из таких операторов, Corrections Corporation of America (сейчас CoreCivic), был основан в городе Нэшвилл, штат Теннесси, в январе 1983 года и уже в 1984-м получил контроль над своими первыми объектами: центром содержания несовершеннолетних в родном штате и тюрьмой в Техасе.

Любопытны личности трех отцов-основателей CCA и индустрии частных тюрем. В их числе были крупный риелтор, глава Республиканской партии штата Теннесси и, наконец, бывший глава Департамента исполнения наказаний соседнего штата Арканзас.

Эти три авторитетных члена общества отвечали соответственно за экономическую составляющую бизнеса, политическое влияние и собственно администрирование пенитенциарных объектов как таковых.

В настоящее время под управлением CoreCivic находятся 65 объектов федерального уровня и уровня штатов, рассчитанных на прием 90 тыс. человек. Под контролем второго крупнейшего игрока рынка GEO Group, возникшего в 1987-м в качестве дочерней компании корпорации, которая занималась охранным бизнесом, — почти сотня различных объектов пенитенциарной системы.

CoreCivic и GEO Group, а также большинство остальных, более мелких операторов — это не какие-нибудь подозрительные частные компании с непрозрачной схемой ведения бизнеса. Это обычные корпорации, акции которых торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже.

«Ты просто продаешь эти услуги так же, как продавал бы автомобили, недвижимость или бургеры», — рассказывал один из основателей CoreCivic. Так и есть: с первого взгляда эта отрасль сферы услуг кажется просто слегка экзотической.

У обеих корпораций десятки тысяч сотрудников и миллиардные обороты, но, в конце концов, инвесторам (а среди них крупнейшие банки и фонды США) безразлично, как зарабатываются деньги, если все происходит в рамках закона. Как обычно, дьявол кроется в деталях.

Как это работает

Бизнес американских тюремных операторов, в управлении которых находятся, впрочем, не только тюрьмы, но и центры содержания несовершеннолетних или нелегальных мигрантов, строится на получении платы от властей штата или федерального правительства за каждого содержащегося на их объектах заключенного.

Плата может быть помесячной или посуточной. С точки зрения государства выгода заключается в том, что частнику платят меньше, чем требовалось бы на содержание осужденного в обычной тюрьме.

Считается, что независимый оператор в состоянии максимально эффективно оптимизировать все процессы для достижения собственной выгоды, от чего выиграют все.

Судя по цифрам статистики, это справедливое мнение. Государство действительно платит частному оператору за каждого заключенного в среднем на 15% меньше. Оборот отрасли растет, как растет и прибыль отдельных ее игроков. Однако критики индустрии обращают внимание на то, какой ценой достигаются такие показатели.

Оптимизация и экономия приводят к тому, что работники частных тюрем, включая охранников, получают существенно меньшие зарплаты, чем их коллеги, работающие на государство. Следствием этого является большой процент низкоквалифицированного персонала, что напрямую влияет на уровень внешней и внутренней безопасности объектов.

В частных тюрьмах выше уровень насилия, больше оборот нелегальной торговли, чаще случаются побеги. Кроме этого, для таких заключенных в большей степени характерен рецидивизм.

Если учесть неизбежные государственные расходы на решение всех этих дополнительных проблем, то окажется, что привлечение частных операторов к управлению тюрьмами уже не столь выгодно.

Важное значение имеет и этический вопрос.

Насколько уместно в принципе отдавать исполнение наказаний в частные руки, ведь главной задачей пенитенциарной системы (в идеальном мире) является исправление осужденного? С точки зрения эффективного менеджмента крупной корпорации ни условная CoreCivic, ни GEO Group не могут быть заинтересованы в перевоспитании преступника, ведь это будет означать потерю клиентуры, приносящей компании деньги. Наоборот, выгодным в такой ситуации становится как раз повышение риска рецидивных преступлений, увеличение сроков наказаний за них и введение уголовного наказания за неопасные преступления, что добавляет населения тюрьмам и, соответственно, прибыли игрокам рынка. Это ведь бизнес, ничего личного.

Вокруг отрасли возникло явление, получившее название «тюремно-промышленный комплекс» (по аналогии с военно-промышленным комплексом). В тюрьмах стали открываться целые производства, приносящие дополнительную прибыль. Многие американцы, например, знают, что автомобильные номерные знаки 40 из 50 штатов производятся заключенными.

Они же делают мебель, военное обмундирование, даже несложную бытовую технику. При этом уровень оплаты такого труда микроскопический — $0,12—0,40 в час + премии. Такое положение вещей, естественно, вызывает обвинения в современном рабстве, но важно также учитывать и значение труда для исправления осужденных.

В конце концов, многие из них получают в тюрьме профессию, которая потом помогает устроиться на свободе.

С падением в 2010-х числа заключенных в США, индустрию частных тюрем должны были ожидать тяжелые времена. В 2016 году администрация Обамы выпустила постановление о последовательном снижении количества контрактов с частными тюремными компаниями. Однако все эти решения были отменены после победы на очередных президентских выборах Дональда Трампа.

Стоимость акций только крупнейших «исправительных корпораций» взлетела на 30—40%. Естественно, отрасль создавалась республиканцами и поддерживает Республиканскую партию, а та платит им взаимностью. Настоящим спасением для частных тюрем в условиях постоянного падения количества заключенных стала война против нелегальных мигрантов, объявленная Трампом.

Большинство центров по содержанию нелегалов принадлежит независимым операторам, получающим деньги от федерального правительства. Однако вместе с ними они получают и негативный пиар, связанный с постоянными скандалами вокруг условий содержания мигрантов.

Некоторые инвестбанки на таком отрицательном фоне были вынуждены прекратить свое сотрудничество с частными тюрьмами.

У такого бизнеса сформировался довольно токсичный имидж, но это пока не мешает частным тюремным операторам приносить деньги своим акционерам. Не стоит сгущать краски и преувеличивать их влияние, в том числе лоббистское.

В настоящее время лишь около 10% всех заключенных в США содержатся в объектах, которыми управляют негосударственные компании. Из 50 штатов всего в 23 разрешен подобный вид бизнеса, и даже эта цифра имеет тенденцию к сокращению.

Но все же Америка слишком разная, а уровень автономности решений у отдельных штатов по-прежнему велик. Очевидно, что такой бизнес еще очень долго будет процветать, по крайней мере на Юге страны.

Источник: https://realt.onliner.by/2020/06/03/kak-v-ssha-voznik-milliardnyj-biznes-na-zaklyuchennyx

Тюрьма в США: описание, как все устроено, интересные факты, фото

Как выжить в американской тюрьме. Американская тюрьма. Lite version

Жители Соединенных Штатов сами не до конца понимают, сколько сограждан находится в местах лишения свободы. Возможно, некоторые слышали, что в заключении находится 2,3 млн человек, но это лишь часть статистики. О том, сколько сидит в тюрьмах США заключенных, какие условия их содержания, а также другие интересные факты рассказаны в этой статье.

Количество пенитенциарных заведений в США

Соединенные Штаты имеют одну из самых больших в мире систем исправительных учреждений. Она содержит в себе:

  • 1719 государственных тюрем;
  • 102 федеральные тюрьмы;
  • 901 исправительное учреждение для несовершеннолетних;
  • 3163 местных тюрем в различных штатах.

Кроме вышеперечисленных заведений, нужно добавить иммиграционные, военные тюрьмы в США. Кроме тех, кто находится в заключении, под надзором содержатся еще 8,4 млн американцев с условно-досрочным освобождением. Еще 3,7 млн человек состоят под наблюдением на испытательном сроке.

Частные тюрьмы

Коммерческое использование труда заключенных — явление, присущее американскому обществу. Несмотря на то, что на законодательном уровне запрещено использовать труд по принуждению, в конституции есть поправка, гласящая, что рабство и принудительные работы запрещены на территории США, за исключением тюремного наказания.

На основании этой поправки возникли успешные коммерческие предприятия, приносящие триллионы долларов в год прибыли.

Частные тюрьмы в США содержат около 220 тыс. человек. Государственные исправительные учреждения также привлекают к труду заключенных, но в случае с коммерческими тюрьмами этот труд используется частным капиталом для получения прибыли.

Использование дешевой рабочей силы заключенных

В Америке эксплуатация труда людей, находящихся в местах лишения свободы, приняла две формы:

  1. Сдача внаем государством заключенных представителям бизнеса. На основании этого соглашения арестанты работают на частных предприятиях или задействованы в сельском хозяйстве. Оплата труда производится по самым низким тарифным ставкам, которые существуют в стране. Это около 2 долларов за час работы. Но по факту на руки работнику выплачивается около 50 центов.
  2. Приватизация тюрем. В этом случае тюрьма в США становится разновидностью частной собственности, на базе которой открывается коммерческое предприятие. Эта форма узаконенного рабства возникла при президенте Рейгане, а первая приватизация тюрьмы была произведена компанией Massey Burch Investment в штате Теннесси в 1983 году.

Кроме низкой оплаты труда, в коммерческих тюрьмах введена система поощрения в виде уменьшения срока отсидки за примерные поведение и выполнение трудовых обязательств. Однако есть и система штрафов, продлевающая срок, вплоть до пожизненного заключения.

Взятие под арест

При оформлении ареста снимают отпечатки пальцев, делают фотографии и забирают все предметы, находящиеся при задержанном, включая ценности и деньги. Вещи складываются в специальные контейнеры, составляется опись.

Затем выдается тюремная одежда, которая отличается цветом в зависимости от тяжести преступления, совершенного человеком. Новоприбывшим заключенным даются оранжевая роба, белые носки, резиновые сланцы.

Находящимся под следствием заключенным часто зачитывают приговор онлайн, не доставляя их к месту проведения суда. Приговариваемый сидит на стуле перед монитором, а по бокам находятся представители власти.

Условия содержания в тюрьме

После вынесения приговора человека доставляют к месту заключения. Там его переодевают еще раз. Лицам, совершившим незначительные по тяжести преступления, выдают синюю одежду. За серьезные нарушения закона — зеленая роба. И наконец, желтую одежду дают особо опасным преступникам.

Тюрьма делится на несколько отделений, в которых находятся заключенные, совершившие преступления разной степени тяжести. Камеры предназначены для содержания двух человек. Вся мебель: кровати, стулья, столы – выполнены из металла и прикручены к полу и стенам.

3-разовое питание происходит строго по расписанию. Меню очень разнообразно, но количества пищи достаточно лишь для поддержания функций организма. Раз в день дают свежие фрукты. Заключенным, содержащимся в блоке для опасных преступников, еду приносят прямо в камеры.

В каждом отделении установлены телефоны-автоматы, с которых можно позвонить родственникам или друзьям. Оплата звонков происходит за счет принимающей стороны. Есть душ для общего пользования и отдельный для зараженных СПИДом.

Про тюрьмы США снято множество фильмов, в которых показано противодействие разных группировок, но по факту основная масса заключенных сидит за бытовые преступления. Они доброжелательны и не идут на конфликт. Разборки на почве клановой и расовой принадлежности также существуют. Но это происходит в тюрьмах строгого режима, где отбывают срок за тяжкие преступления.

Странное наказание в женской зоне

Тюрьмы в США применяют разные методы перевоспитания своих подопечных. В штате Аризона, в городе Феникс, есть женское исправительное учреждение, называемое Estrella. Интересен способ наказания в этом заведении. Современным людям он может показаться дикостью, тем не менее заключенные выбирают его добровольно.

Это метод называется Chain Gang, что можно перевести как «банда, скованная цепью». Арестанток направляют на выполнение грязной и неквалифицированной работы, во время которой они прикованы друг к другу длинной цепью.

Такой вид наказания был не редок и применялся повсеместно, начиная с 19 столетия до середины 20 века. Затем он был отменен как негуманный.

В 1995 году этот вид наказания был снова введен в мужских тюрьмах, однако Estrella решила применять его на женщинах, логично рассудив, что в век эмансипации и равенства женщины должны получать наказание наравне с мужчинами.

Программа, по которой заключенные проходят наказание, называется «Последний шанс» и применяется к женщинам, совершившим незначительные преступления:

  • кража в супермаркете;
  • вождение в нетрезвом виде;
  • мелкое хулиганство;
  • преступления, которые предполагают в качестве наказания лишение свободы сроком до 1 года.

Почему женщины добровольно просят о подобном наказании? Дело в том, что условия содержания заключенных в женской тюрьме в США довольно строги. Их ограничивают в передвижении, питании, в возможности приобретать кофе, сигареты.

Работа, которую они должны будут выполнять, заключается в чистке обочин дорог, захоронении бомжей, скашивании бурьяна. Женщин сковывают вместе по 5 человек.

Однако после отрабатывания наказания в скованном цепью виде в течение месяца условия содержания арестанток существенно изменяются в лучшую сторону. Их переводят в лагерь облегченного режима, до конца отбывания срока.

От сумы и тюрьмы не зарекайся. Слепая Фемида может кинуть на нары как простолюдина, так и знаменитость. Сколько в тюрьмах США побывало известных людей? Вот некоторые из них:

  1. Роберт-Дауни младший, известный по главной роли в трилогии «Железный человек». С молодых лет находился под наблюдением полиции из-за своего пристрастия к алкоголю и наркотикам. В 1996 году получил условный срок за незаконное хранение оружия и наркотиков. После приговора обязан был пройти лечение и регулярно сдавать анализы на наркотики. Проигнорировав решение суда, Роберт-Дауни оказался за решеткой сроком на один год.
  2. Марк Уолберг, номинант на премию «Золотой глобус», «Оскар», снявшийся в фильмах «Трансформеры», «Планета обезьян», в молодости был завсегдатаем полицейского участка. Он нередко участвовал в драках и совершал хулиганские действия. Под влиянием наркотического угара ограбил аптеку, попутно избив 2 вьетнамцев, один из которых потерял зрение. Марка приговорили к 2 годам лишения свободы. Отсидев 45 дней, он вышел на волю.
  3. Майк Тайсон. Скандально известная звезда мирового бокса. Получил 6 лет тюрьмы, из которых отбыл 3 года, выйдя за примерное поведение. Майк был обвинен в изнасиловании 18-летней «Мисс Черная Америка» — Дезире Вашингтон. Сам он никогда не признавался в насилии, говоря, что все произошло по обоюдному согласию.

Тюрьма, из которой невозможно убежать

Есть одна тюрьма в США, существование которой дало пищу для создания многих фильмов. Она находится на острове Алькатрас недалеко от Сан-Франциско и известна тем, что из нее не было совершено удачных побегов.

До основания тюрьмы остров Алькатрас использовался как защитный форт. В начале 20 века сюда отправляли военных заключенных, но во времена Великой депрессии тюрьма получила статус федеральной, и в ней стали отбывать наказание особо отъявленные преступники, такие как Аль Капоне.

Известна она была еще по причине строгого содержания заключенных. Нарушителей наказывали тяжелыми работами, строгой изоляцией, скудным питанием, состоящим из хлеба и воды.

Здание неоднократно перестраивали, но одно оставалось неизменным — невозможность совершения побега из тюрьмы США. Расстояние до материка было 2 мили, и преодолеть их, находясь в холодной воде, не представлялось возможным. Было предпринято 15 попыток побега, но нет ни одного упоминания об их удачном исходе.

Музей из тюрьмы

Теперь заведение, находящееся на острове Алькатрас, перешло в разряд бывших тюрем США. Нехватка средств на финансирование исправительного учреждения, находящегося на отдалении от материка, привела к его закрытию. Теперь на этом месте находится музей, который может посетить любой человек.

Этот факт еще раз подтверждает способность американцев на всем делать деньги.

Источник: https://FB.ru/article/395107/tyurma-v-ssha-opisanie-kak-vse-ustroeno-interesnyie-faktyi-foto

Один день из жизни Виктора Бута: как устроен быт в американской тюрьме

Как выжить в американской тюрьме. Американская тюрьма. Lite version

«Ридус» продолжает серию материалов о Викторе Буте, прозванном на Западе «оружейным бароном». На этот раз речь пойдет о том, из чего состоит тюремная жизнь в США.

Примечание: весь следующий текст составлен из цитат Виктора Бута, поэтому автор материала не стал его кавычить, выделив лишь отдельные наиболее интересные моменты.

От подъема до отбоя: как живут американские з/к

Подъема как такового нет. Открывают двери камеры примерно без пятнадцати шесть. В шесть происходит первый так называемый рабочий call — вызов на работу тех, кто начинает с раннего утра: кухня, еще что-то.

В шесть пятнадцать начинается первое «движение». В это время можно попасть в рекреационный центр. Там стоят бильярдные и теннисные столы, тренажеры. Есть зона для занятий, комната для рисования и музыкальная комната, где музыканты репетируют. Есть так называемый gym, где играют в волейбол, баскетбол. Он постоянно открыт.

И улица, где огороженный большой двор, размером с три футбольных поля. Там несколько стенок для игры в handball. Это не наш гандбол, а такой вид спорта, где рукой бьют по маленькому мячу, чтобы он отскакивал от стены, и софтбол — упрощенный вариант бейсбола.

Вокруг дорожка, посыпанная гравием, где можно бегать, и газон, который для меня выполняет функцию огорода.

Я там собираю одуванчики, дикий цикорий, песчанку, листья денежного дерева. Съедобные сорняки, которые становятся для меня хорошим дополнением свежего к скудному рациону.

После одиннадцати — у кого как. У кого-то вызовы есть. Можно пойти на улицу, в библиотеку, в рекреационный центр. Библиотека здесь такая… Думаю, в любом нашем дурдоме намного богаче. просто стоит несколько полок с книгами; может, две тысячи книг.

Отношение к ним у них такое: они их тут рвут, нет системы записи, кто когда что взял. Если в библиотеку книги сдашь, потом хрен когда их найдешь. Я хожу в библиотеку, чтобы только принтером воспользоваться.

Распечатать электронные сообщения или еще какую информацию.

В 15:45 — перекличка. Всех закрывают по камерам, проходят и считают, сколько человек в блоках. После этого, в 16:30, открывают. Отбой в 21:45. По выходным есть еще пересчет в 9:45.

Форма одежды такая: днем в присутственные места, в библиотеку, на всякие вызовы, в столовую нужно наряжаться в специальную форму цвета хаки. Брюки, рубашка. В столовую в этом надо ходить только на обед. На завтрак и ужин можно ходить в шортах и майке, но майку обязательно нужно заправлять в шорты или треники. Все это тоже такого серого цвета, продается в тюремном магазине. Можно там купить себе и разные кроссовки. Заказать и через месяц получить.

Здесь выдают обувь, такие большие черные ботинки для работы, но они тяжелые и очень неудобные, поэтому я их почти и не носил. В основном в кроссовках хожу.

Несбалансированная диета

Завтрак начинается в 6:30. Обычно это кукурузные хлопья с сахаром или овсянка и сладкий кусок пирога или пончик. Молоко. Яблоко или банан в зависимости от дня.

Обед начинается в 10:30. Разные блоки по очереди идут. На обед — около пяти раз в неделю либо сэндвичи, либо гамбургеры.

Порции очень маленькие, видимо, от пуритан унаследовали. Стараются как можно меньше дать взрослым мужикам и думают, что от этого те будут лучше себя чувствовать. По одной ложке того, этого, и даже суп — 150 миллилитров, как стаканчиком пластиковым мерят.

Они публикуют калорийное содержание продуктов. На одного узника — 2000 калорий в день. Это включает в себя все сладкое, майонез, маргарин и хлеб. На этом и набирают 2000 калорий. Видимо, расчет на то, чтобы заключенные больше покупали в тюремных магазинах. Некоторые даже в столовую не ходят, там всё покупают. Все пьют газировку сладкую. Ужин в 17:00.

Контингент федеральной тюрьмы Мэрион

В Мэрионе тысяча заключенных. По сравнению с другими тюрьмами, здесь очень маленький процент чернокожих, хотя они обычно в таких местах всегда в большинстве.

Эта тюрьма специализируется на тех, кто совершил сексуальные преступления. Здесь таких большинство: педофилы, извращенцы всякие. Кроме того, здесь сидят люди, желающие сменить пол, которые находятся в процессе этого „действия“. Будем говорить, контингент здесь из серии жуткого кошмара, какой может только присниться. Видимо, он отражает то, что сейчас в обществе происходит.

Кроме того, здесь сидят индейцы, потому что они находятся под юрисдикцией только у федералов. У них на улице даже есть своя зона, где они делают потовые бани. Накаливают валуны, затаскивают в свой вигвам из шкур и сидят потеют. Долго бьют в свой барабан и чего-то там гнусавят.

Реальных уголовников здесь очень мало. Если это не преступления на сексуальной почве, то это ограбления банков. У «грабителей» в основном истории выглядят так:

Были нужны деньги, чтоб ширнуться, поэтому он пришел в банк, не имея даже пистолета. Там сунул кассиру записку с требованием, ему дали денег, он вышел, его сразу — раз, повязали. Получил 10 лет. Сроки у них тут огромные. В Америке почти 10% тюремного населения, как они его называют, prison population, имеет пожизненные сроки. У них тут очень любят выдавать какие-то бешеные сроки непонятно за что.

Все заключенные сегрегируются, сбиваются в кучки. Например, белые, которые не совершали преступлений на сексуальной почве, скажем так, «нормальные белые». Их очень мало, человек 30—40 на всю тысячу человек. Прослеживается эта сегрегация буквально во всем.

У нас на 180 человек — 12 телевизоров. Они делятся пропорционально на каждую группировку. У черных — четыре телевизора. Они тоже внутри делятся на группировки: чикагские, сент-льюисовские, еще какие-то. У белых, потому что мало нормальных белых, один телевизор. У испаноговорящих — один телевизор. У индейцев — два телевизора. У извращенцев, совершивших сексуальные преступления, тоже один телевизор.

Эти группировки и в столовой прослеживаются. Этот стол для этих, этот стол для тех, все это не смешивается никак. Где сидеть — решают сами заключенные. Банд, как в других местах, здесь нет. Это — специфика именно этого места, все это очень жестко карается. Все конфликты решают «старшие». До драк дело обычно не доходит, они редко бывают. Последние два года, может, одна или две было.

In god we trust

Многие заключенные отправляют религиозные обряды. Для этого у них есть служба капелланов со своей библиотекой. Служба капелланов выполняет надобности почти всех конфессий, которые тут есть. У каждой — свой обрядовый день. У приверженцев нордической веры — свой.

Сатанисты тоже имеют свой день, когда они могут «праздновать» свои ритуалы. Мусульманам приводят имама, когда им надо. Но мусульманская община разделена тут.

Салафиты, ваххабиты и прочие бойкотируют этого имама, устраивают разные эти… У них тут свои приколы, поэтому для них работает два места, где можно молиться.

Мусульманская программа изначально финансировалась Саудовской Аравией. Когда я был в блоке заключения со всеми этими радикалами, у них там просто была какая-то академия исламских учений.

Уголок, в котором они помогали друг другу изучать всякие толкования. Им предоставляли практически любые книги, большинство из которых у нас в России запрещены. Хочешь — на английском, хочешь — на арабском.

Тома все красиво изданы, в переплете хорошем.

В воскресенье приходят католики, евангелисты и представители прочих конфессий. Они проводят там свои службы. Православных, кроме меня, нет. Был один грек, но такой грек, к которому и близко подходить не хотелось ввиду того, какие преступления он совершил. Поэтому нахожусь здесь в таком гордом одиночестве.

Шизо по-американски

По любому правонарушению выписывают специальную бумагу. Как у нас протокол, что ли.

Потом вызывают комиссию. Есть специально назначенные офицеры. Либо по видеосвязи, либо прямо здесь на месте, такой офицер как судья разбирает все эти случаи и назначает наказания.

Здесь все кодифицировано: всем проступкам присвоены коды, все они делятся по степени тяжести. За контрабанду наркотиков или оружия — максимальная тяжесть, за драку до трех месяцев штрафного изолятора может быть, ну и дальше вниз до месяца, до двух недель.

В случае порчи имущества могут дать денежный штраф, но так редко бывает.

ШИЗО в Америке называется ШУ — Special Housing Unit (SHU). Он состоит из одиночных и двухместных камер. Камеры — очень маленькие, около 3,5—4 квадратных метров. Туда отводят, например, за драку, закрывают, дают оранжевую одежду. Только один час прогулки, и то в клетке. 23 часа сидишь в этой тесной камере.

Срок, как я уже говорил, зависит от тяжести нарушения. Обычно — два месяца, хотя я знал человека, которым просидел в ШУ четыре с половиной года.

Коррупция на стероидах

Америка тратит около 60 миллиардов долларов год на свою пенитенциарную систему (для сравнения: весь бюджет ФСИН на 2017 год составил 260 миллиардов рублей. По данным ведомства, в среднем один заключенный в минувшем году обходился бюджету в 3384,71 рубля в месяц. — Прим. «Ридуса»). Это так называемый Prison Industrial Complex. На этом построены очень многие бизнесы.

Если посмотреть, то все здесь коммерциализировано. Тюремные магазины покупают продукты только у определенных поставщиков, о которых мы на улице не слышим. Фирма *неразборчиво* производит большинство продуктов для тюрем. Говорят, что она принадлежит семье Буша.

одного заключенного в федеральной системе обходится около 30 тысяч долларов в год. В специальном блоке, где я был, Communication Management Unit, там они тратили на каждого заключенного порядка 900 тысяч долларов в год.

То, что у нас называют коррупцией и распилом, в Америке это лоббирование, job security. То же самое, что и у нас, только, как они сами говорят, всё на стероидах, гипертрофированно. В тюрьме на те деньги, которые тратятся, у них все чисто сделано, но. Мы находимся в относительно новом блоке, который был построен в 2000 году.

Не знаю, кто его проектировал и кто делал вентиляцию и отопление, но теплоизоляции нет никакой. Кстати, во всех американских тюрьмах проблема в том, что нет никакой теплоизоляции. Бешеные деньги тратятся на охлаждение или содержание, но, так как это никому не надо, все расходуется впустую, много теплопотерь. Многие фирмы на этом зарабатывают: поставщики, провайдеры.

Вплоть до того, что лампочки меняют люди с улицы, хотя есть своя служба обслуживания.

Никакой воспитательной функции здесь нет. Программы есть, но они все формальны. Классы проводятся для отписки и отчетности. Показуха такая, что советская показуха покажется детским лепетом.

Труд не делает свободным

Я где-то числюсь инструктором по йоге, но формально не работаю. У них здесь есть фабрика по производству кабелей „Юникор“, но они здесь платят рабские зарплаты. Народ вкалывает с шести утра до шести вечера и в месяц получает около шестидесяти долларов. И это квалифицированная работа: они делают жгуты для оборонных предприятий и так далее. Такой вот ГУЛАГ.

Продолжение следует.

Источник: https://www.ridus.ru/news/273065

Вопросы адвокату
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: