Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Содержание
  1. Депутат-единоросс предложил лечить алкоголиков по-советски – в ЛТП
  2. За и против
  3. Вечная проблема
  4. “Пятая бригада”
  5. Лтп и актуальность методов лечения
  6. Эффективность
  7. Показания к экстренной госпитализации
  8. Что собой представляет современный ЛТП
  9. Выводы
  10. РЕПОРТАЖ: Как пытаются вернуть к трезвой жизни в женском ЛТП
  11. Бездельничать не получится
  12. “Многие на себя вину за попадание в ЛТП не берут”
  13. Пилотный проект
  14. Главное – не сдаться
  15. Трезвые мысли: в РФ хотят возродить лечебно-трудовые профилактории
  16. Лечение с изоляцией
  17. Право на свободу
  18. Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков
  19. Профилакторий начинается с санчасти
  20. От каждого по способностям, каждому по труду..
  21. После работы – занятия по интересам
  22. Алкоголизм не выбирает
  23. Лучше ЛТП, чем тюрьма
  24. Трудовая терапия. Как боролись с пьянством в СССР?
  25. Что собой представляли такие заведения?
  26. Критика ЛТП
  27. Как лечили

Депутат-единоросс предложил лечить алкоголиков по-советски – в ЛТП

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Артем Кречетников Русская служба Би-би-си, Москва

Правообладатель иллюстрации Михаил Рогозин/ТАСС

Профессор медицины Николай Говорин, представляющий в Госдуме Забайкальский край, на днях внес в нижнюю палату законопроект о принудительном лечении алкоголиков и наркоманов и возрождении существовавших в СССР лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП).

“Простыми уговорами справиться с этой задачей не удается, потому что выраженный алкоголизм – это психическое заболевание”, – убежден он.

Предполагаемая реинкарнация ЛТП названа в проекте наркологическим центром. По замыслу депутата, туда нужно направлять по решению суда лиц, совершивших неоднократные административные правонарушения в пьяном виде, на срок от трех месяцев до года (в СССР – от шести месяцев до двух лет).

Законопроект проходит экспертную оценку и в случае положительного заключения правительства может быть поставлен на ание уже этой весной.

В марте 2016 года минздрав России вынес отрицательное заключение на аналогичную инициативу думского коммуниста Сергея Обухова.

За и против

ЛТП в России были ликвидированы указом президента Ельцина с 1 июля 1994 года. Из постсоветских государств они сохранились только в Беларуси, Туркменистане и непризнанном Приднестровье.

Принудительное лечение и трудовое перевоспитание больных алкоголизмом и наркоманией в лечебно-трудовых профилакториях доказало свою неэффективность: по существу, такое лечение сводилось к двухлетней изоляции больныхиз заключения минздрава РФ, 3 марта 2016 года

В 2013 году за восстановление ЛТП высказался главный внештатный специалист-нарколог минздрава России Евгений Брюн, в 2014-м городская дума Тольятти, в октябре 2017-го депутаты заксобрания Ивановской области.

Критики данной идеи напоминают, что во времена СССР каждый третий “клиент” ЛТП возвращался туда повторно, а случаи излечения от алкоголизма являлись единичными. Как правило, выход на свободу отмечался обильными возлияниями.

“Лечение – это всегда активное участие самого пациента и желание выздороветь.

При принудительном лечении этого не будет, а будет, наоборот, конфронтация между пациентом, которого насильно доставляют в учреждение, и врачами”, – прокомментировал предложение Николая Говорина директор Института исследований проблем психического здоровья, эксперт Всемирной организации здравоохранения Владимир Менделевич.

С ним солидарен директор Национального научного центра наркологии профессор Николай Иванец: “Процент длительных ремиссий после лечения в ЛТП был очень низким, нередко наблюдался даже обратный эффект”.

Положения об ЛТП, принятые в республиках СССР, и нормативные акты МВД распространяли режим, близкий к режиму отбывания уголовного наказания, на лиц, не совершивших преступных деяний, что обуславливало нарушения их конституционных прав и свобод.

Большинство ограничений прав лиц, содержащихся в профилакториях, не вызывалось необходимостью леченияФедор Плоткин, психиатр-нарколог

“В наш век коррупции мне трудно представить, что в этих заведениях алкоголики и наркоманы не будут иметь доступа к алкоголю и наркотикам.

Я в это не верю”,- заявил в 2014 году главный врач тольяттинского медгородка Николай Ренц по поводу инициативы городских депутатов.

Сторонники возрождения ЛТП со всем этим фактически не спорят, а видят положительный эффект в изоляции от общества асоциальных личностей.

Николай Говорин в пояснительной записке к своему законопроекту сделал основной акцент не на перспективах излечения алкоголиков, а на снижении семейного насилия и аварийности на дорогах.

В советскую эпоху сотрудники ЛТП неформально признавали, что никого не лечат, и видят смысл своей работы в том, чтобы семьи отдохнули от дебоширов.

81% участников опроса, проведенного в 2015 году “Левада-центром” высказался за возвращение ЛТП. Социологи отмечают, что меры репрессивного и запретительного характера в принципе популярны у россиян, о чем бы ни шла речь.

Вечная проблема

По имеющимся данным, первым озаботился отрезвлением пьяниц на Руси Борис Годунов, в 1598 году издавший указ: “Которые питухи напьются пьянством безобразным, так их унимать и в особый чулан, чтобы проспался, положить… гораздо смотреть, чтобы никто до смерти не опился”.

Первый вытрезвитель под названием “Приют для опьяневших” открылся 7 ноября 1902 года в Туле по инициативе земского врача Федора Архангельского. К 1913 году подобные заведения возникли почти в каждом губернском городе.

С началом Первой мировой войны правительство ввело в стране “сухой закон”. Большевики продлили эту меру. Производство и торговля спиртными напитками были возобновлены постановлением ЦИК и Совета народных комиссаров от 26 августа 1923 года.

Четыре раза – в 1929-м, 1958-м, 1972-м и 1985 годах – в СССР проводились антиалкогольные кампании в форме усиления различных запретов и массированной пропаганды трезвости.

8 апреля 1967 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР “О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц (алкоголиков)”, которым предписывалось создать ЛТП и направлять в них “лиц, уклоняющиеся от лечения, нарушающих трудовую дисциплину, общественный порядок и правила социалистического общежития”.

Аналогичные постановления были вскоре изданы в других республиках. Первый ЛТП появился в том же году в Казахстане.

“Пятая бригада”

Насельников ЛТП неизвестно почему именовали в просторечии “пятой бригадой”. Если в колонии и тюрьмы людей “сажали”, то в ЛТП “закрывали”.

Инициатива в большинстве случаев исходила от местного участкового. Требовалось также заключение наркологического диспансера и решение народного судьи, которое тот выносил без участия заседателей.

Эффективность ЛТП была близка к нулю. Туда приводили людей, закрывали их на замок, но не лечили.

В итоге они выходили и продолжали пить и принимать наркотикиВладимир Менделевич, директор Института проблем психического здоровья

Порядки в ЛТП практически не отличались от режима в колониях, и за побег оттуда давали три года лишения свободы. Освобождали не по медицинским показаниям, а по истечении назначенного судом срока.

Единственные отличия в пользу “пятой бригады” состояли в том, что пребывание в ЛТП не считалось судимостью, и их обитателей официально называли не осужденными, а лечащимися.

Соответствующая статистика была в СССР закрытой. Косвенно судить о числе “лечащихся” позволяет справка генпрокуратуры СССР от 29 сентября 1972 года, где указывалось, что в 1971 году суды в РСФСР направили в ЛТП 17 955 человек. С учетом того, что большинство проводило там два года, получается цифра в 35-40 тысяч человек только в Российской Федерации.

Бывший глава Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов в 2000-е годы утверждал, что “эта бюджетно-финансируемая отрасль обеспечивала реабилитацию свыше 70 тысяч нарко- и алкоголезависимых человек ежегодно”.

С учетом того, что число “лечащихся” в каждом ЛТП обычно составляло от 300 до 500 человек, количество учреждений переваливало за сотню. Инструкциями МВД полагалось иметь их в каждом регионе, чтобы никого далеко не возить, а вблизи крупных городов и больше.

Главное возражение против существования ЛТП заключалось в том, что пить – не преступление, и лишать за это свободы нельзя, а если человек при этом совершает правонарушения, его следует судить за них.

ЛТП – это зона, обнесенная колючей проволокой, с охраной, собаками, и камерами, куда так называемых лечащихся привозили после трудового дня. Советская власть вовсе и не собиралась там кого-то лечить. Это был источник бесплатной рабочей силы. В ЛТП загреметь было просто.

Достаточно жене написать на выпивающего мужа – суд, и руки назад Юрий Крылов, в 1980-х годах работник предприятия, использовавшего труд “лечащихся”

Любопытно, что в 1977 году, когда обсуждался проект новой советской конституции, было предложение вписать в нее обязанность гражданина заботиться о своем здоровье.

В случае принятия оно могло бы послужить правовой базой для направления “нарушителей конституции” на принудительное лечение.

Как гора родила мышь: 40 лет брежневской конституции

В годы горбачевской перестройки выдвигалась идея с целью гуманизации и улучшения качества лечения передать ЛТП в ведение минздрава, но медики заявили, что с такими “пациентами” не справятся.

25 октября 1990 года Комитет конституционного надзора СССР признал существование ЛТП противоречащим Основному закону и постановил, что “лечение больных алкоголизмом и наркоманией, если они не совершили правонарушений, может проводиться только на добровольных началах”.

В Беларуси, где имеется девять ЛТП, в том числе три женских, их существование рассматривается как гуманная мера: без них мелких правонарушителей пришлось бы отправлять в колонии и портить им жизнь судимостью.

Белорусские нормы о принудительном лечении распространяются только на алкоголиков, “нарушающих законные права других лиц”, и фактически направлены против семейных хулиганов.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-42793342

Лтп и актуальность методов лечения

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Лечебно-трудовой профилакторий (далее ЛТП) – это учреждение исправительного характера для зависимых от алкоголя и наркотиков. Попасть в него можно было по решению суда и заключению медицинской экспертизы.

Главным методом лечения в ЛТП для алкоголиков была принудительная трудотерапия. Подобная практика была приостановлена Борисом Ельциным в 1993 году, а в 2003 указом Владимира Путина это было подтверждено.

На сегодняшний день ЛТП существуют только в Беларуси, Туркменистане и Приднестровье.

Первый ЛТП в Советском Союзе был открыт в 1967 году (по другим сведениям — в 1974 году) в Казахской ССР. Затем такие заведения стали открываться в РСФСР и других республиках. 8 апреля 1967 г.

вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц (алкоголиков)». Срок пребывания в ЛТП устанавливался от 6 месяцев до 2 лет, решение о направлении в него принимал местный судья.

За побег из профилактория устанавливалась уголовная ответственность.”

Эффективность

Большая часть отзывов об исправительных учреждениях отрицательные. На деле результат подобной тактики лечения зависел от целого ряда факторов: субъективных и объективных.

К личностным относятся профессионализм кадров, выражающийся не только в теоретических знаниях, но и отношении к своим обязанностям. Сюда же входит и психотип больного, его реакция на внушение и осознание проблемы.

Объективные факторы, от которых зависит результат:

  • изоляция больного от привычного социума (пациент не имеет возможности купить алкоголь и встретиться с «друзьями»)
  • трезвый образ жизни дает возможность улучшить показатели здоровья
  • появляется время на переоценку жизненных ценностей, анализ своих поступков вдали от родственников
  • трудовая терапия

Самым страшным последствием является необратимая умственная деградация

Необходимо как можно раньше распознать зависимость и начать ее лечить.

Пребывание алкоголика в ЛТП – это еще и возможность морального отдыха для семьи зависимого, что особенно актуально для маленьких детей. Мнения специалистов в этой области всегда были расхожими.

Наркологи настаивали, что такая насильственная практика редко себя оправдывала.

Больные заменяли алкоголь другими психотропами прямо во время нахождения в ЛТП, а после освобождения сразу случался рецидив.

Подобная практика была прекращена, потому что согласно нормативным актам, регулирующим пребывание в ЛТП, режим пребывания в таких учреждениях был близким к тюремному.

А это являлось нарушением конституционных прав и свобод людей. С другой стороны, глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков В. П.

Иванов, утверждал, что такие меры помогли вернуть качество жизни более чем 70 тысячам зависимых от наркотиков и алкоголя людей.

Директор ННЦ наркологии профессор Н. Н. Иванец среди основных недостатков системы акцентировал внимание на недостаточном участии в процессе терапии психотерапевтов; трудотерапию без учета особенностей личности пациента; строгий режим. По его словам, ремиссии были короткими, чаще же случался обратный эффект – деградация личности после лечения протекала в ускоренном темпе.

Показания к экстренной госпитализации

Согласно закону РФ от 02.07.1992 №3185 – «О психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании» принудительная госпитализация проводится в исключительных случаях:

  • когда неадекватность действий представляет угрозу для больного и окружающих
  • после совершения правонарушений, за которые предусмотрена уголовная ответственность
  • при потере дееспособности на фоне хронического алкоголизма
  • на стадии белой горячки

Таким образом, без согласия больного его имеют право госпитализировать только в экстренных случаях. После временной ремиссии и стабилизации состояния алкоголика ему предоставляют право выбора: остаться или вернуться домой.

Что собой представляет современный ЛТП

В Беларуси такие учреждения не являются принудительными, в них отправляют алкоголиков и наркоманов, нарушающих закон и приносящих вред окружающим. Туда они попадают по решению суда. Всего действует 9 ЛТП: 6 мужских, 3 женских. Основным методом лечения в них является, как и раньше, принудительный труд больного.

Отдельно стоит остановиться на ЛТП -5, ЛТП -9 для лечения алкоголиков, где была изменена тактика подхода к лечению зависимости. Здесь люди не просто отбывают срок, весь процесс терапии построен на получении обратной связи. Об эффективности такого подхода в ЛТП Беларуси в Новогрудском районе свидетельствуют данные, что у половины “выпускников” наступила стойкая ремиссия.

В двух учреждениях был запущен пилотный проект, который значительно улучшил статистические данные в сравнении с другими. Для его участников были созданы лучшие условия, к ним проявлялось больше внимания. Но от них и требовалось больше.

Кроме обязательной занятости на производстве пациенты должны работать над собой (читать, слушать, переосмысливать свою жизнь самостоятельно и вместе со специалистами).

Длительность исправительного курса составляет год, но при хорошем поведении его сокращают. Всего в одном проекте участвовали 20 человек. Тот факт, что половина выпускников первого набора спустя полгода не вернулись к пьянству, значительно увеличил количество желающих попасть в это учреждение в следующем потоке.

Лечение начинают с двухнедельного карантина и купирования всех симптомов болезни. Основной вид медицинской помощи психотерапевтический.

При отборе в проект среди новичков отдавали предпочтение людям с достаточной мотивацией, готовым к переменам и жертвам, то есть лицам со средним потенциалом. В программе комплексного лечения трудотерапия, воспитательные мероприятия, помощь психиатров и психотерапевтов.

Главное отличие подобной программы в том, что больным уделяется больше личного внимания, но и они должны на него откликаться.

Так, в их обязанности входит ведение дневников с обязательным документированием того, чем они занимались в течение дня, описанием своих эмоций и перемен настроения. Ежедневно проводится аудиотерапия, два раза в неделю обучающие воспитательные фильмы, а также чтение литературы.

Выводы

Распространить такую практику повсеместно непросто, ведь половина хронически зависимых от алкоголя лиц не стремятся изменить свою жизнь. Следовательно, такие люди не заинтересованы в переменах. Именно поэтому современная медицина отталкивается от добровольного согласия. Принудительное лечение не приносит стойкого терапевтического эффекта даже в случае комбинированной тактики.

Источник: https://nasrf.ru/baza-znaniy/rodstvennikam/ltp-i-aktualnost-metodov-lecheniya

РЕПОРТАЖ: Как пытаются вернуть к трезвой жизни в женском ЛТП

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Лечебно-трудовой профилакторий №9 в Витебске – специализированное учреждение, куда попасть даже журналистам без согласований и спецпропусков невозможно.

За высоким неприступным забором живут около 300 гражданок, как их здесь называют, в основном в возрасте от 25 до 40 лет.

Корреспонденты БЕЛТА отправились в ЛТП №9, чтобы узнать, каким образом пытаются вернуть женщин к трезвой жизни и как проходит пилотный проект по комплексной реабилитации, стартовавший в июне этого года.

Бездельничать не получится

Как только попадаешь на территорию профилактория, в глаза бросается кирпичное здание с надписью “Клуб”. Здесь проводят культурные и спортивные мероприятия – это один из элементов адаптации и досуга.

Пока идем в столовую, начальник ЛТП Николай Курко рассказывает, что сидеть без дела здесь не получится.

“На территории профилактория действуют швейное и деревоперерабатывающее производства. Кроме того, многие работают на предприятиях легкой промышленности Витебска и в сельхозпредприятиях в окрестности. Средняя зарплата сейчас около Br260 в месяц, но в некоторых организациях можно заработать и Br600, все зависит от возможностей предприятия и желания трудиться”, – поясняет он.

По решению суда направить в ЛТП могут максимум на год, но бывают и исключения. Регулярные нарушения распорядка дня дают основания увеличить срок нахождения в профилактории.

И наоборот: если попавшие сюда добросовестно работают, хотят вернуться в семью и не нарушают порядка, то после 6 месяцев срок пребывания могут сократить.

Есть в профилактории и “постоянные клиенты”, которые время от времени возвращаются, а одна женщина попадала в эти стены восемь раз.

Несмотря на то, что находящиеся здесь не считаются заключенными, выйти они отсюда не могут, потому что проходят трудовое перевоспитание. Попасть за территорию можно только в сопровождении на работу либо в экстренных ситуациях.

“Многие на себя вину за попадание в ЛТП не берут”

В столовой трапезничают несколько десятков женщин, которые с интересом наблюдают за появившимися журналистами.

Заведующая столовой Галина Беляева рассказывает, что кроме традиционной пищи готовят блюда и специально назначенной медиками диеты. Работают в столовой как обычные сотрудники, так и женщины, которые направлены в ЛТП.

Лечению уделяется особое внимание, поэтому в профилактории существует медицинская часть, где оказывают помощь различные специалисты: психиатры-наркологи, стоматолог, гинеколог, врач-рентгенолог, терапевт и невропатолог. Все остальные врачи проводят необходимые консультации в центральной поликлинике Витебска.

Психиатр-нарколог медчасти Людмила Подалицкая рассказывает, что к ней приходят женщины с разными случаями, но большинство на себя вину за попадание в ЛТП не берет.

“К сожалению, некоторые попадают в наше учреждение не в первый раз. Стараюсь им объяснить, что жизнь продолжается, нужно искать в ней для себя что-то интересное.

Все новички помещаются на карантин до двух недель. В течение первых трех дней их осматривают специалисты, если необходимо, назначается медикаментозное лечение.

Бывает, что после состояния отмены от алкоголя начинаются психозы”, – поясняет Людмила Подалицкая.

Тем не менее, по ее словам, изменения происходят, что называется, на лицо. Если женщины, только что попавшие в ЛТП, выглядят старше своего возраста, то со временем их внешний вид улучшается – они начинают ухаживать за собой, пользоваться косметикой.

Пилотный проект

В том же здании, где размещается медчасть, но этажом выше, находится блок с отдельно проживающими 16 женщинами.

Они участвуют в пилотном проекте “Комплексная медицинская реабилитация граждан с синдромом зависимости от алкоголя в условиях лечебно-трудовых профилакториев МВД Республики Беларусь”.

Он стартовал в июне, и это первая набранная группа. Все женщины согласились на участие добровольно.

“В мае этого года по нескольким критериям отбирали женщин в возрасте 25-35 лет. Среди условий – отсутствие судимости, первое попадание в ЛТП, высокий реабилитационный потенциал и др. Раз в месяц подводим промежуточные результаты работы проекта.

С учреждениями культуры и здравоохранения согласовали план совместных мероприятий: походов в театр, музеи, церковь, работают с ними и общественные организации. Кроме того, в будущем планируем рассказать о людях, которые бросили пить и стали успешными. Не исключено, что их пригласят для общения в эту группу.

Если проект себя с положительной стороны покажет, то планируется распространить его работу на все ЛТП Беларуси”, – пояснил заместитель начальника ЛТП №9 по исправительному процессу Александр Левшов.

По его словам, все эти женщины сейчас работают на “Белвесте”, получают соответствующую специальность и, возможно, со временем смогут остаться работать на предприятии с предоставлением жилья.

В рамках проекта в одном из кабинетов психолог проводил беседу с тремя женщинами.

Среди них и Татьяна, которая находится в ЛТП уже три месяца. Она согласилась на участие в проекте.

“У нас проходят интересные занятия, слушаем аудиокниги, занимаемся аэробикой. Когда сюда приехала, увидела всю обстановку и людей, то не знала, как себя вести. Теперь буду стремиться жить лучше, я понимаю, что нахождение здесь – это мое испытание. Когда выйду отсюда, в первую очередь хочу вернуть детей из приюта и открыть салон красоты”, – поделилась планами Татьяна.

Главное – не сдаться

Когда журналисты собирались уходить, из промзоны в столовую строем шли две группы. Как только фотограф попытался сделать снимок, большинство из них отворачивались или закрывали лицо рукой.

Стеснение и нежелание увидеть себя в прессе объяснимо. Многие из них мамы, и от детей скрывают правду, придумывают различные истории, где сейчас находится любимый человек. Их право не портить чистый и светлый образ матери понятен. Ведь, как правило, увлекшиеся алкоголем женщины портят жизнь близким и родным.

Специалисты отмечают: основная проблема в том, что женщины, выходящие из стен ЛТП, снова возвращаются в то окружение, в котором и появилась алкогольная зависимость. На них влияют эти люди, и не у каждой будут силы противостоять воздействию, а где-то и давлению.

Желание найти спасение в алкоголе может опять появиться – и, как говорится, пошло-поехало. Но ведь какими бы ни были условия, ЛТП не санаторий и не детский оздоровительный лагерь, и каждый хочет из него побыстрее уйти, забыв, как страшный сон.

Поэтому работники профилактория стараются не терять надежду, что после ЛТП женщины все-таки одумаются и начнут жизнь по-новому.

Андрей ЩЕРБИЦКИЙ,

ФОТО Александра ХИТРОВА,

БЕЛТА.-0-

Подписывайтесь на нас в

Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!

Источник: https://www.belta.by/regions/view/reportazh-kak-pytajutsja-vernut-k-trezvoj-zhizni-v-zhenskom-ltp-314058-2018

Трезвые мысли: в РФ хотят возродить лечебно-трудовые профилактории

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

В Госдуме предложили возродить лечебно-трудовые профилактории (ЛТП). Это позволит наладить более эффективную борьбу с алкоголизмом, считает парламентарий Геннадий Онищенко.

Он рассказал «Известиям», что готов разработать соответствующий документ, если инициативу одобрят авторы законопроекта о возвращении вытрезвителей, который сейчас рассматривается в нижней палате.

Зампред комитета по безопасности ГД Александр Хинштейн идею поддерживает, но медики выступают против. Они отмечают, что в советские времена ЛТП были неэффективны.

Лечение с изоляцией

Геннадий Онищенко («Единая Россия») предложил вернуть лечебно-трудовые профилактории. По его мнению, это может стать логичным продолжением идеи о возрождении в РФ вытрезвителей — соответствующий законопроект уже прошел первое чтение.

Депутат рассказал «Известиям», что в стране сейчас более 3 млн человек имеют установленный диагноз «алкоголизм». При этом большое количество россиян не встают на учет, но фактически больны и зависимы от спиртного.

Они не только вредят собственному здоровью, но и негативно влияют на окружающих, могут представлять опасность для членов семьи.

— Такие граждане требуют принудительного лечения с изоляцией, — уверен парламентарий.

Он напомнил, что во времена СССР было два типа ЛТП: первый предназначался исключительно для осужденных, а второй — профилактории при психиатрических больницах.

По словам Геннадия Онищенко, учреждения должны иметь базовое государственное финансирование, но их услуги для пациентов стоит сделать платными.

Депутат пояснил, что намерен обсудить вопрос организации ЛТП в России с авторами законопроекта о возвращении вытрезвителей, так как концептуально это схожие темы.

Геннадий Онищенко отметил: если коллеги поддержат идею, то парламентарии подготовят отдельный законопроект на эту тему.

Точную копию советского варианта ЛТП делать не нужно –– необходимо изучить опыт других стран, считает Геннадий Онищенко. Речь идет пока о концептуальном предложении, добавил он.

Право на свободу

Один из соавторов законопроекта о возрождении вытрезвителей, депутат Александр Хинштейн («Единая Россия») сказал «Известиям», что поддерживает создание в стране лечебно-трудовых профилакториев.

Он отметил, однако, что для их организации нужно решить вопросы юридического характера. Ограничивать свободу граждан можно в двух случаях, например, если совершено преступление, общественно опасное деяние или человек признан недееспособным.

В других ситуациях изоляция граждан в ЛТП может расцениваться как нарушение конституционных прав.

Алкоголизм сам по себе не является основанием для изоляции гражданина от общества, подтвердил «Известиям» партнер юридической компании BMS Law Firm Алексей Гавришев.

Геннадий Онищенко выразил уверенность, что в перспективе юридическая сторона вопроса может быть решена.

В пресс-службе Минтруда «Известиям» не стали оценивать предложение депутатов, отметив, что вопрос находится вне компетенции ведомства.

В Минздраве «Известиям» сказали, что инициатива в ведомство не поступала. При этом в министерстве выразили готовность изучить её с привлечением экспертного сообщества. Ранее специалисты обращали внимание на неполное соответствие практики применения ЛТП действующему законодательству.

Сейчас в России применяется «комплексный лечебно-реабилитационный подход к организации оказания медицинской помощи пациентам с наркологическими расстройствами», отметили в Минздраве. Он направлен на формирование мотивации на сознательный выбор трезвого образа жизни.

Директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков напомнил «Известиям», что во времена СССР лечебно-трудовые профилактории в основном существовали в системе МВД. Алкоголики и наркоманы попадали в ЛТП по решению суда.

Но фактически медицинскую помощь гражданам не оказывали, так как это было вне компетенции Министерства внутренних дел. В основном алкоголиков лечили трудотерапией, которая могла длиться до двух лет.

ЛТП неоднократно критиковали из-за неэффективности подходов, после распада СССР системы профилакториев тоже не стало. Сегодня ЛТП существуют лишь в Белоруссии, Туркменистане и Приднестровье.

— Профилактории на деле не способствуют снижению доли заболевших, — уверен Олег Зыков. — Пребывание в заключении не создает необходимых человеку навыков и нравственных ориентиров, которые помогли бы ему в жизни отказаться от спиртного. Согласно имеющимся фактам, даже после двух лет пребывания в ЛТП больные не отказывались от алкоголя.

По словам эксперта, вопрос о том, что делать с людьми в состоянии опьянения, в России пока дискуссионный. Это комплексная проблема, которую нужно решать по-разному. Человека, совершившего правонарушение, правоохранительным органам следует задержать и изолировать.

Если выяснится, что его нужно вывести из острого состояния, необходимо подключать наркологическую службу. Если же человек пьян и находится в общественном месте, но не представляет опасности, его можно проводить домой.

За рубежом этим занимаются общественные организации, которые финансируются из государственной казны. У нас таких организаций нет.

Председатель правления общественной ассоциации «Здоровые регионы» Алексей Шабашов считает ЛТП излишне жесткой мерой.

— Если мы говорим о гражданах с диагнозом «алкоголизм», то они нуждаются в медицинской помощи. Раньше лечебно-трудовые профилактории такой помощи населению не оказывали, — сказал эксперт.

Что касается вытрезвителей, законопроект об их возрождении был принят в первом чтении в начале ноября. Право создавать такие учреждения получат регионы и муниципалитеты. При этом нетрезвых граждан в обязательном порядке будет осматривать медицинский работник, который при необходимости окажет помощь.

Источник: https://iz.ru/942813/evgeniia-pertceva/trezvye-mysli-v-rf-khotiat-vozrodit-lechebno-trudovye-profilaktorii

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Отсчет истории лечебно-трудовых профилакториев идет с 1964 года. Именно тогда в тогдашней Казахской ССР появилось первое учреждение, куда суд направлял на принудительное лечение от алкоголизма.

Профилактории постепенно были созданы и во всех остальных республиках Советского Союза. До наших дней эти учреждения сохранились только в Беларуси, Туркменистане и Приднестровье.

Чтобы посмотреть, что это такое, корреспондент «Звязды» отправился в лечебно-трудовой профилакторий № 6, который находится в Дзержинске.

Профилакторий начинается с санчасти

Лечебно-трудовой профилакторий № 6 – самый «молодой» в Беларуси. В августе ему исполнится только четыре года.

Первые шаги по территории – и в поле зрения попадает стройка.

Скоро здесь разместится полноценная медицинская часть. Дело в том, что пока у нас тут можно получить только терапевтическую и антиалкогольную терапию, сдать анализы. При другом раскладе приходится везти людей в центральную районную больницу, – говорит начальник лечебно-трудового профилактория № 6 Владимир Гарист. – Это неудобно для всех.

Лечение в профилактории добровольное. Не желает человек кодироваться – его право. Хотя здесь это сделают бесплатно, а в гражданской клинике придется выложить кругленькую сумму. Вынужденный годовой отказ от «зеленого змия» идет на пользу: за это время организм постепенно очищается от яда.

От абстинентного синдрома помогают избавиться и беседы с врачом-психологом.

Клиенты профилактория трижды проходят флюорографию – при заселении, через полгода и в преддверии выхода. Такой тщательный контроль связан с тем, что сюда часто попадают люди, которые вели асоциальный образ жизни. Семь из десяти направленных в профилакторий имеют за плечами как минимум одну судимость.

От каждого по способностям, каждому по труду..

Особый упор здесь делается на трудотерапию. Многие из тех, кто впервые проходит через КПП, уже и не помнят, когда в последнее время переступили порог проходной производственного предприятия. Во время личной беседы начальник отряда выясняет, кем человек хоть когда-то работал, старается подойти к каждому индивидуально.

Распорядок дня в профилактории строгий. Команда «Подъем!» звучит ежедневно в шесть часов утра. На то, чтобы проснуться, одеться и выстроиться для переклички, отведено 15 минут.

После этого наступает время для утреннего туалета и завтрака. В восемь тридцать – развод на работу: приходят мастера и начинают комплектовать бригады.

Одни остаются в цехах на территории профилактория, другие отправляются работать на городские предприятия. Все зависит от квалификации работника.

Рабочий день для обитателей ЛТП длится не более семи часов и обычно заканчивается в 16.45. Дело в том, что человек должен иметь ежедневно как минимум три часа свободного времени.

При восьмичасовом рабочем дне соблюдать график нет возможности. И поэтому люди выходят на работу и в субботу, но не более чем на пять часов. Профильного обучения здесь нет. Доминирует принцип «делай как я».

Выходной у них только раз в неделю, в воскресенье.

Из ворот лечебно-трудового профилактория ежемесячно вывозят продукции на сумму около трех миллиардов рублей. Здесь делают корпусную мебель, обшивку кабин белорусских тракторов, шьют сиденья, выпускают скворечники, беседки, пиломатериалы, варят металлоконструкции… Словом, ЛПП чем-то напоминает этакую универсальную фабрику.

Как и на обычном предприятии, расчет с рабочими происходит дважды в месяц. Из начисленной суммы снимается определенный процент платы за содержание, – она теперь составляет 891 тысячу рублей. При необходимости взимаются штрафы, алименты, иски, которые накапливались годами.

Некоторые люди здесь впервые расплачиваются по таким долгам. Остаток бухгалтерия перечисляет на личный счет. Что с ним делать дальше, решает сам человек.

Одни предпочитают собирать деньги и при освобождении уезжают с суммой в несколько миллионов рублей, – рассказывает заместитель начальника по исправительному процессу, идеологической работе и кадровому обеспечению Франц Кондратович.

– Другие еженедельно ходят в магазин, ассортимент которого ничем не отличается от обычных продуктовых магазинов. Там можно приобрести продукты, которых нет в повседневном меню столовой, – например, кофе или сигареты. Наличные деньги в профилактории под запретом. Их можно получить только в день выхода.

На особом учете у нас находятся так называемые обязанные лица. Это люди, которые должны компенсировать расходы по воспитанию своих детей. Их у нас примерно десятая часть. Со своей стороны, мы также идем им навстречу – стараемся переводить на те рабочие участки, где зарплата выше.

После работы – занятия по интересам

После возвращения с работы начальник отряда сдает всю необходимую документацию, а контингент готовится ужинать. И потом начинается личное время. Одни хотят смотреть телевизор.

Вторые больше любят проводить вечерние часы с книгой в руках. К третьим приехали на краткосрочное свидание родственники или знакомые. В 20.30 людей проверяет на перекличке дежурная смена.

И через полтора часа – отбой…

Посещать наших клиентов можно хоть каждый день. Никаких ограничений вроде тех, что существуют в исправительной колонии, у нас нет, – рассуждает Франц Кондратович. – Иногда приезжают люди, которые уже лечились в профилактории, – к друзьям.

Более того, уже в этом году на Дзержинщине нашли пристанище четыре человека, которые провели у нас год. Идти им было некуда, а возвращаться в прежнее «пьяное окружение» не пожелали. Устроились в СПК, на предприятия.

А несколько лет назад в профилактории даже сыграли свадьбу.

Регулярно профилакторий посещают православные и католические священники, заезжают туда и представители протестантских конфессий.

Помогает и Дзержинский райисполком. Он организовал выездную городскую библиотеку. Каждый вторник любой может получить понравившуюся книгу. Нарасхват идет литература любых жанров – от исторических исследований до бульварных детективов. Приезжают сюда с концертами и районные самодеятельные коллективы.

Периодически райисполком организует экскурсии по памятным местам Дзержинщины – в Станьково, краеведческий музей, Скирмунтово, на знаменитую Лысую гору. Есть на счету ЛТП № 6 и спортивные достижения. Команды по настольному теннису и волейболу в прошлом году выиграли соревнования между профилакториями.

Алкоголизм не выбирает

Чтобы попасть в профилакторий, нужно за год заполучить четыре конфликта с законом на почве пьянства.

Причем после трех мелких нарушений начальник районного отдела внутренних дел вызывает к себе пьяницу, и любитель спиртного ставит личную подпись под официальным предупреждением.

Еще один «залет» – и медицинская комиссия будет определять степень пригодности человека к направлению в лечебно-трудовой профилакторий. Дальше дело пойдет в суд.

В профилактории направленный проводит один год. Сюда попадают только совершеннолетние. Если человек отмечает свой шестидесятый день рождения на территории ЛТП, он получает своеобразный подарок в виде освобождения.

Кривая дорожка может завести в профилакторий человека любой профессии – как тракториста, так и ювелира, или художника, или журналиста. Есть здесь и своеобразный «рекордсмен», который попадает сюда уже в шестой раз…

Передо мной сидит тихонький неприметный мужчина, которому чуть больше тридцати. Зовут его Семен. Он работает старшим дневальным профилактория.

– Даже сейчас не понимаю, как пристрастился к водке. В какой-то степени компания «способствовала», да и сам виноват. Сначала от водки воротило, потом рюмка опрокидывалась нормально. А как напьюсь – и тянет «на подвиги».

Раз восемь-девять на меня составляли протоколы за мелкое хулиганство. Здесь я уже одиннадцать месяцев, осталось совсем ничего. Вернусь домой, в колхоз. Ждут меня трехлетняя дочь и жена – как она там по хозяйству управляется без меня…

Нет, больше я сюда ни ногой, достаточно с меня и одного раза.

Тридцатилетний Виктор П. попал в профилакторий из Минска. Был индивидуальным предпринимателем, но все перевернула любовь к спиртному. Постоянные пьяные скандалы с родителями закончились годовой «путевкой» в Дзержинск. Три месяца он работает на столярном участке подсобным рабочим.

Лучше ЛТП, чем тюрьма

Возможности покинуть территорию белорусских профилакториев условно-досрочно сегодня нет. За грубые нарушения распорядка срок содержания могут и продлить, но не более чем на полгода. Основу таких нарушений составляют классические «самоволки» и появление в пьяном виде.

Владимир Гарист считает, что необходимость профилакториев по-прежнему актуальна:

Тут надо смотреть основательно. Допустим, человек по пьянке попал в тюрьму и получил по приговору суда какой-то определенный срок.

Выходит на свободу, и далеко не каждая организация потом возьмет на работу человека с судимостью, пусть даже и дворником или чернорабочим. А питаться и одеваться надо.

Если работа так и не находится, дальше события развиваются преимущественно по двум путям. Либо бедняга собирает бутылки и макулатуру, либо снова начинает нарушать закон. Круг замкнулся…

А вот именно профилакторий как раз в некоторой степени помогает человеку найти свое место в обществе. В прошлом году отсюда освободился Л. Мужчина в самом расцвете сил собирал по столице бумагу, стеклотару целых восемь лет, нигде не работая. Когда к нам поступил, то выглядел на все семьдесят. Хотя исполнилось ему только сорок три…

При личной беседе я выяснил, что Л. вообще не имел никакой квалификации. А у нас он стал лучшим истопником в бане, там всегда царил идеальный порядок. Безусловно, профилакторий помогает не всем. Но, по нашей статистике, после освобождения около тридцати-сорока процентов людей «завязывают» с алкоголем. Хотя бы на некоторое время.

Http://сайт/ru/news/66186 2013 2013-10-01T18:13:24+0300 2013-10-01T18:13:24+0300 2013-10-02T09:44:28+0300 ru http://сайт/files/images/sources/ltp-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр «Весна»

В рамках проведения мониторинга за местами принудительногосодержания граждан в Республике Беларусь, Правозащитный центр «Весна»предлагает к вниманию данный материал о системеЛТП, законодательстве о принудительной изоляции лиц, страдающихалкоголизмом и наркоманией, а также практике его применения. В статье такжеприведен краткий анализ соответствия норм действующего национальногозаконодательства, регулирующих принудительную изоляцию лиц, страдающихалкоголизмом и наркоманией, положениям Конституции страны и международнымнормам в области прав человека.

I. Исторический контекст

Система, унаследованная от СССР

Источник: https://uristol.ru/personnel-documents/kak-perevoditsya-ltp-v-sovetskoe-vremya-odin-den-v-ltp-kak/

Трудовая терапия. Как боролись с пьянством в СССР?

Как переводится лтп в советское время. Один день в ЛТП: как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков

Источник: РИА “Новости”

Борьба с пьянством посредством лечения и труда в СССР использовалась достаточно активно. На территории Союза в 1964 году появились даже специальные заведения — лечебно-трудовые профилактории. В их компетенцию входил целый ряд задач по перевоспитанию людей, злоупотребляющих алкоголем.

Что собой представляли такие заведения?

Лечебно-трудовой профилакторий — это, по сути, вид лечебно-исправительного учреждения, которое было предназначено для людей с зависимостями от наркотиков или алкоголя.

Как отмечали эксперты, это были фактически места ограничения свободы, где основным методом терапии является принудительный труд.

Но при этом пребывание в таком учреждении не считалось тюремным сроком. Фактически лечебно-трудовые профилактории позволяли изолировать алкоголиков и нарушителей порядка без подключения в исправительные учреждения.

Первое такое заведение было открыто на территории Союза в Казахской ССР. После система исправления пьяниц начала распространяться и на другие республики в стране.

В марте 1974 даже был издан специальный Указ, согласно которому в ЛТП надо направлять «лиц, уклоняющихся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития».

Если представлять себе ЛТП как условный лагерь, в котором побыли несколько дней и пошли в привычную жизнь, это не так. Срок пребывания в лечебно-трудовом профилактории от 6 месяцев до 2 лет. А направляли на проживание и лечение в таком судьи.

В самих ЛТП люди проживали в специально созданных бараках, которые похожи на те, что использовались в тюрьмах. Работа их заключалась в труде на производстве. Однако, как отмечали специалисты и эксперты, нередко конечной цели — лечение от пагубной зависимости — тут не добивались.

Люди, выходя на волю после терапии такого рода, снова принимались за старое — продолжали пить. И в качестве закономерного результата они, естественно, возвращались обратно на лечение и исправление.

При этом, если кто-то пытался сбежать из такого трудового лагеря, то для него была предусмотрена уголовная ответственность.

Нормативные акты СССР по сути приравнивали ЛТП к местам лишения свободы. При этом ситуация, в которой люди, фактически не совершившие уголовного наказания, оказывались в ситуации принудительного заточения, многими резко критиковалась.

Ведь фактически такая норма нарушала конституционные права и свободы граждан.

Вызывало критику и то, что люди, которые проходили терапию в ЛТП, содержались в профилакториях не по необходимости лечения, а освобождались из такого профилактория не по медпоказаниям, которые бы подтверждали, что он выздоровел, а по истечении срока «заключения».

Критика ЛТП

Специалисты утверждали, что за время пребывания в профилактории многие не то, что пить бросали, а, наоборот, начинали использовать дополнительные препараты, которые и вовсе приводили к изменению состояния.

Так, например, свое мнение о данной системе перевоспитания высказывал известный психиатр и нарколог, профессор, директор Института исследований проблем психического здоровья Владимир Менделевич. Он отмечал, что «эффективность ЛТП близка к нулю.

Дело в том, что они базируются на принципе принуждения — они приводили людей, закрывали их на замок, но не лечили. В итоге они выходили оттуда и продолжали».

Также эксперты отмечали, что нет никаких исследований, которые показывали бы эффективность такого метода трудотерапии.

Но, с другой стороны, встречались и альтернативные мнения, которые показывали, что реабилитацию в ЛТП проходили 70 тысяч зависимых.

Как лечили

Система лечения в ЛТП выглядела следующим образом. Сначала прибывший на трудовую терапию попадал в карантин.

Затем ему устраивали легкое обследование, где назначали достаточно простенькое лечение. Ведь основной целью в ЛТП было трудовое перевоспитание.

Обычно для начала предлагали специальный препарат, дополненный анальгином и валерианой. Некоторым принудительно назначали рефлексотерапию.

Бывало, что алкоголикам кололи препарат, который должен был вызывать отвращение к горячительному. И такой курс проводили несколько раз. Ведь в задачах и целях ЛТП было как раз воспитание отвращения к алкоголю и приучение к труду.

Пациенты проживали в больших комнатах по несколько человек — в одном помещении могли быть собраны 20 человек. При этом ЛТП славились определенным режимом изоляции.

Свидания допускались раз в неделю, а вот домой за исключением крайне редких случаев было нельзя.

Основой перевоспитания в таком учреждении, естественно, являлся труд. Большую часть времени тратили именно на него. Причем перевоспитывающиеся и проходящие лечение в ЛТП направлялись в самые разные сферы народного хозяйства. Их можно было встретить и на сельскохозяйственных работах, и на заводах, и на фабриках.

При этом, по сути, они становились бесплатной рабсилой, а предприятия были совсем не прочь взять к себе такие рабочие руки. Естественно, что большей частью уделом пациентов таких ЛТП были неквалифицированные работы, например, грузчики, уборщицы. Не было никаких повышений квалификации, дополнительного обучения.

Рабочий день соответствовал Трудовому кодексу.

Источник: https://news.mail.ru/society/42397081/

Вопросы адвокату
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: