§2. Меры пресечения. Мера пресечения

Меры пресечения: общие положения

§2. Меры пресечения. Мера пресечения

Меры пресечения – это процессуальные средства ограничения личной свободы обвиняемого (а в исключительных случаях подозреваемого), применяемые для предотвращения возможных процессуальных нарушений с их стороны, а также для обеспечения исполнения приговора.

Меры пресечения регламентируются главой 13 УПК и обладают следующими признаками:

  • Они применяются только к обвиняемому или подозреваемому;
  • Их содержание состоит в том, что они на довольно длительный период ограничивают личную свободу этих лиц;
  • Они применяются со строго определенными целями: пресечь возможные процессуальные нарушения со стороны обвиняемого или подозреваемого: а) сокрытие от органов, ведущих производство; б) продолжение преступной деятельности; в) воспрепятствование установлению обстоятельств дела; а также обеспечить исполнение приговора (ст. 97 УПК).

Основания избрания мер пресечения – это уголовно-процессуальные доказательства о конкретных фактах, указывающих на возможные процессуальные нарушения со  стороны обвиняемого или подозреваемого (ст. 97 УПК). Это доказательства о том, что обвиняемый или подозреваемый может:

– скрыться от дознания, предварительного расследования или суда (покушался на побег, оказал сопротивление при задержании, не явился по вызову);

– продолжать заниматься преступной деятельностью. Пока продолжается преступление, разбирательство по нему невозможно, потому что уголовный процесс ведется по поводу прошлых событий;

– воспрепятствовать  производству по делу, в том числе выяснению истины путем угроз свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожения или фальсификации доказательств.

Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора. Она продолжает действие при апелляционном и кассационном разбирательстве, когда уже вынесен обвинительный приговор с назначением наказания, но он еще не вступил в законную силу. Мера пресечения обеспечивает исполнение приговора, поэтому она не может быть тяжелее грозящего обвиняемому наказания.

Условия избрания и применения мер пресечения вытекают из возможности назначения и отбывания наказания. Если по делу невозможно назначить наказание (например, в связи с истечением срока давности), то исключается и избрание меры пресечения.

Специальным условием для избрания мер пресечения является наличие доказательств виновности лица в совершении преступления [к1]  . Это условие соблюдается при обоснованном привлечении лица в качестве обвиняемого. При применении меры пресечения в отношении подозреваемого, это условие особенно значимо.

Избрание меры пресечения в отношении подозреваемого допускается в исключительных случаях (ч. 1 ст.

100 УПК) при наличии веского подозрения в отношении данного лица (при наличии оснований для его задержания в качестве подозреваемого).

Игнорирование этого условия может привести к неверному впечатлению, что к любому лицу (например, свидетелю) можно применить меру пресечения, и оно станет подозреваемым на основании п. 1 ч. 3 ст. 46.

В связи с исключительным характером избрания меры пресечения в отношении подозреваемого закон ограничивает срок ее действия — 10 суток.

Этот срок исчисляется с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был сначала задержан и затем заключен под стражу — то с момента задержания (ст. 100).

Не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения подозреваемому должно быть предъявлено обвинение, иначе мера пресечения отменяется. 

Однако ч. 2 ст. 100 УПК (в редакции от 22.04.04 г.) допускает 30 суточный срок действия меры пресечения в отношении подозреваемого в совершении хотя бы одного из 10 тяжких и особо тяжких преступлений (например, терроризма – ст. 205 УК РФ, – бандитизма – ст. 209 УК, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля – ст. 277 УК и др.).

Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения, иначе называют мотивами их применения.

Статья 99 УПК среди них называет тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий.

Судебная практика дополняет этот перечень наличием обстоятельств, смягчающих или отягча­ющих наказание, постоянного места жительства, иждивенцев, отрицательного поведения в быту, фактов привлечения к административной ответственности, ограниченной дееспособности и т. д.

Указанные обстоятельства, во-первых, косвенно указывают на общие основания для избрания мер пресечения (тяжесть преступления может подтвердить возможность сокрытия обвиняемого). Во-вторых, эти факты определяют выбор той или иной меры пресечения.

Действие меры пресечения складывается из ее избрания и применения.

Избрание — принятие решения о мере пресечения (п. 13 ст. 5) в общем виде регулируется ст. 101.

При наличии оснований, условий и мотивов выносится мотивированное постановление (а судом — определение) об избрании конкретной меры пресечения.

Копия этого постановления вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его представителям по их просьбе. Обвиняемому (подозреваемому) разъясняется порядок обжалования решения о мере пресечения.

Существуют две принципиально противоположных процедуры избрания мер пресечения: состязательная и розыскная.

В состязательном порядке принимается решение о заключении под стражу и домашнем аресте, когда одна обвинитель ходатайствует о применении меры пресечения перед судом, а другая сторона защиты вправе возражать и оспаривать обоснованность этой меры.

Розыскной порядок состоит в том, что мера пресечения избирается ведущим процесс органом по своей инициативе. Так происходит в российском уголовном процессе при применении всех остальных мер пресечения следователем, дознавателем, органом дознания, прокурором в стадии предварительного расследования.

Решение об избрании меры пресечения вступает в силу с момента вынесения, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или санкции прокурора. Например, санкция прокурора необходима для избрания залога следователем.

Применение меры пресечения — это процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения (п. 28 ст. 5).

Совокупность процессуальных действий по выполнению принятого решения об избрании конкретной меры пресечения регулируется ст. 102–109 и зависит от ее вида.

Применение меры пресечения может состоять в помещении под стражу, принятии залога, взятии подписки.

Отмена или изменение меры пресечения регламентируется ст. 110 УПК. Мера пресечения отменяется при:

1) Признании незаконным или необоснованным первоначального решения об избрании меры пресечения;

2) Отпадении необходимости в ее применении;

3) Отпадении общих условий для применения меры пресечения (например, когда прекращается уголовное дело или уголовное преследование);

4) Отпадении специальных условий для применения конкретных мер пресечения (например, когда истекает 10 суточный срок применения меры пресечения в отношении подозреваемого);.

Мера пресечения может быть изменена на более строгую или более мягкую при наличии соответствующих оснований.

Мера пресечения, избранная прокурором или по его указанию, отменяется или изменяется следователем или дознавателем с согласия прокурора. Однако эти правила не распространяются на отмену меры пресечения в связи отпадением условий ее применения.

Обжалование решения об избрании меры пресечения является важной гарантией соблюдения прав граждан. Право подачи жалобы принадлежит лицам, чьи интересы нарушены избранной мерой пресечения. В том числе, подать жалобу может лицо, в отношении которого мера пресечения избрана, но еще не исполнена (Постановление Конституционного Суда от 03.05.95 г. № 4-П по делу Аветяна).

Постановления следователя и дознавателя могут быть обжалованы прокурору, а постановления прокурора — вышестоящему прокурору (ст. 123). Заинтересованные лица вправе подать жалобу и непосредственно в суд (ст. 125).

Решения суда первой инстанции об избрании или изменении меры пресечения могут быть обжалованы в течение 3 суток в кассационном порядке (если это домашний арест и заключение под стражу — ч. 11 ст.

108) или 10 суток в апелляционном или кассационном порядке (все остальные меры пресечения). Подача жалобы не приостанавливает применение меры пресечения.

Система мер пресечения. Действующий закон предусматривает семь мер пресечения, располагая их по степени интенсивности принуждения: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручительство; 3) наблюдение командования воинской части; 4) присмотр за несовершеннолетним обвиняемым; 5) залог; 6) домашний арест; 7) заключение под стражу.

По виду принуждения меры пресечения делятся на физически-принудительные и психологически-принудительные. Физически-принудительные меры пресечения – заключение под стражу (ст. 108) и домашний арест (ст. 107) – физически ограничивают личную свободу обвиняемого, изолируя его от общества.

Они избираются и применяются непосредственно к обвиняемому без согласия заинтересованных лиц. Прямое ограничение личной неприкосновенности требует состязательной процедуры избрания таких мер пресечения. С тяжестью данных мер пресечения связано и специальное ограничение срока их применения (ст. 109).

Остальные меры пресечения относятся к психологически-принудительным. Они ограничивают личную свободу обвиняемого психическим воздействием.

Эти меры не связаны с изоляцией от общества, избираются и применяются при согласии заинтересованных лиц (а иногда только при их ходатайстве), без специально установленного срока. [1] «Добровольный» характер исполнения данных мер позволяет избирать их и без судебного решения.

Суть психологически-принудительных мер пресечения состоит в том, что на обвиняемого возлагается моральное обязательство надлежащего поведения.

Психолого-принудительные меры пресечения делятся еще на три группы по способу их обеспечения.

1) Меры пресечения, основанные на личном обещании самого обвиняемого. Это подписка о невыезде и надлежащем поведении (ст. 102 УПК). Подписка считается самой легкой мерой пресечения, поскольку ее содержание состоит в моральном обязательстве самого обвиняемого и не касается других граждан.

2) Меры пресечения, основанные на имущественной ответственности – залог (ст. 106 УПК). Когда залог вносится самим обвиняемым, тогда его надлежащее поведение обеспечивается угрозой утраты имущества. Залог ограничивает права по владению, пользованию и распоряжению имуществом, поэтому считается самой строгой из всех психолого-принудительных мер пресечения и применяется с санкции прокурора.

3) Меры пресечения, основанные на действиях третьих лиц. К этой группе относятся личное поручительство (ст. 103), наблюдение командования воинской части (ст. 104), присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым (ст. 105) и залог, вносимый третьим лицом (ч. 3 ст. 106).

По характеристике правового статуса обвиняемого меры пресечения последней группы делятся на общие и специальные. Специальные меры пресечения применяются при особых признаках обвиняемого: несовершеннолетие (присмотр за ним) и прохождение действительной военной службы (наблюдение командования).

Третья группа психолого-принудительных мер пресечения состоит в непроцессуальных действиях иных лиц, обеспечивающих надлежащее поведение обвиняемого.

Поэтому эти лица должны быть действительно способны влиять на обвиняемого.

К ним при невыполнении возложенных обязанностей могут быть применены карательные меры: денежное взыскание с поручителей и лиц, присматривающих за несовершеннолетним; обращение в доход государства залога.

Система различных мер пресечения позволяет избрать именно ту меру, которая в каждом конкретном случае обеспечивала бы надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) и при этом минимально ограничивала бы его права и свободы.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/krat_kurs/7-3.htm

Понятие мер пресечения в УПК РФ

§2. Меры пресечения. Мера пресечения

Очевидным следствием нарушения уголовного закона являются ограничения преступников в их правах. Дознаватели и иные уполномоченные лица имеют в своём арсенале набор мер пресечения, предусмотренные Уголовным кодексом. Для установления определённых запретов по отношению к нарушителю привлекается судебная инстанция.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (499) 391-80-35Санкт-Петербург: +7 (812) 909-50-35

Какие основания для назначения мер пресечения предусмотрены УПК РФ

Глава 13 УПК РФ посвящена нюансам выбора ограничительных инструментов для тех, кто признан нарушившим уголовный закон.

Оградить человека от общества необходимо, опираясь на некоторые причины, они же служат основаниями:

  1. Возможность уничтожения улик, которые способствовали бы раскрытию преступления.
  2. Продолжение криминальной деятельности во время следствия.
  3. Запугивание очевидцев и свидетелей или иные попытки искажения информации о событии противоправного действия.

Однако п. 2 ст. 97 УПК РФ говорит о требованиях в исполнении приговора или при особых обстоятельствах – необходимости выдачи нарушителя иным органам правосудия в качестве основ применения положений о мерах пресечения.

В литературе часто можно встретить ответ на вопрос «Что такое меры пресечения в уголовном процессе?» Учёные-практики дают этому термину следующее определение: «Это процедура по пресечению попыток воспрепятствованию расследования и вынесения справедливого приговора в отношении виновного».

Выбор вида мер пресечения в уголовном процессе зависит от определённых обстоятельств.

Лицо, ходатайствующее об изоляции нарушителя, должно учитывать:

  • квалифицирующие признаки, а именно тяжесть совершённого противоправного деяния;
  • наличие судимости ранее, склонность к рецидивам, и в целом сведения о личности нарушителя;
  • возрастной критерий;
  • наличие или отсутствие заболеваний;
  • положение в семье (наличие иждивенцев);
  • трудовую деятельность (работу).

Перечень обстоятельств не является закрытым, допускается его дополнять особыми характеристиками личности преступника по усмотрению лица, осуществляющего расследование.

Общая характеристика видов мер пресечений

Статья 98 Уголовно-процессуального кодекса называет 7 разновидностей ограничений для личности, находящейся под следствием. Они разнонаправленны и в целом служат общим основаниям.

Подписка о невыезде

Чаще остальных в рамках обычного судопроизводства применяется подписка о невыезде. Её назначают сразу после присвоения статуса причастного к совершению нарушения лица. Однако существует расхождение между наименованием меры, данной в общем перечне, и статьёй 102, где расшифровывается реализация ограничения.

Помимо подписки о невыезде, здесь ставится вопрос о принуждении к надлежащему поведению, а именно:

  1. Явке к соответствующему сотруднику правоохранительных органов (полиции).
  2. Отсутствие преград со стороны нарушителя в плане ведения следствия.

Когда уполномоченный сотрудник органов, проводящий расследование, даёт согласие на покидание места жительства, то мера не считается приостановленной, поскольку такое одобрение надлежит получать при каждой необходимости уехать.

Личное поручительство

Личное поручительство отсылает к нормам предыдущей статьи. Доверенное лицо обязуется следить за поведением нарушителя. Не расшифровывается степень участия поручителя, но в отношениях со следствием он должен обеспечивать явку своего подопечного и следить за тем, чтобы тот не препятствовал следствию. За неисполнение возложенных на него обязательств доверителю грозят штрафные санкции.

Наблюдение командования воинской части

Наблюдение командования воинской части – специфическая мера пресечения УПК РФ. Для её назначения требуется одобрение нарушителя. Решение об избрании такого ограничения направляется к начальнику в/ч и должно им соблюдаться.

Нарушители закона должны находиться в этот момент на сборах или проходить службу в рамках призывной кампании.

Здесь отсутствует взаимосвязь с преступлениями в области военной службы, поскольку предполагается, что начальство части должно следить за явкой нарушителя к расследующему преступления лицу.

Присмотр за несовершеннолетним

Присмотр за несовершеннолетним обвиняемым схож с личным поручительством. Отличие заключается в специальном субъекте, которому доверяется следить за исполнением обязательств нарушителя.

Поскольку под обвинение подпадает лицо, которому не исполнилось восемнадцати, то следить за ним должны официальные представители (родители, опекуны, усыновители).

Важный критерий отбора существует в отношении избрания доверителя – лицо должно заслуживать доверия, то есть для преступников из неблагополучных семей в качестве поручителей выбираются должностные лица. Если у ребёнка нет семьи, то выбираются сотрудники учреждения, где нарушитель воспитывается.

Запрет определённых действий

Запрет определённых действий – норма, введённая 18.04.2018 года. Ей посвящена статья 105.1 УПК РФ.

Суд с ходатайства следственного органа может наложить один или несколько запретов из общего перечня:

  • покидать жилище в определённые временные интервалы;
  • дистанцироваться от определённых мест, воздерживаться от их посещения, равно как и не участвовать в некоторых мероприятиях;
  • ограничивать общение с конкретными людьми;
  • не использовать почтовые отделения связи для отправки и с целью получения корреспонденции;
  • не брать в руки телефоны и прочие гаджеты, равно как и не выходить в глобальную сеть Интернет. Это ограничение не распространяется на необходимость вызова аварийных или неотложных служб;
  • садиться в роли водителя в автомобиль. Эта мера доступна для тех случаев, когда было совершено посягательство на ПДД.

Решение судебной инстанции должно содержать не только определение конкретного ограничения, но и предполагать способы её реализации. Запрет определённых действий, по сути, применяется в случае, если иные ограничения не могут быть назначены, то есть не предусмотрено конкретного временного интервала для вынесения подобного ограничения. Связать это ограничение с иными мерами недопустимо.

В апреле 2018 года был введён новый вид – запрет определённых действий. Законодатель учёл пробел в отношении должностных преступлений и мошеннических операций.

Залог

Залог представляет собой обеспечение и назначается как на этапе первоначальных следственных действий (возбуждения дела), так и в период судебного следствия. Внести денежные средства, размер которых устанавливается решением суда, может как сам нарушитель, так и иное лицо (в том числе юридическое).

Когда ведётся судебное следствие, можно привлекать в качестве обеспечения явки любое имущество, принадлежащее преступнику.

На величину суммы обеспечения влияет не только степень преступного посягательства, но и финансовое положение третьего лица, которое вносит обеспечительную сумму. Устанавливаются минимальные пороги: для мелких и средних преступлений – 50 000 р.

и более, тогда как тяжкие и особо тяжкие должны быть обеспечены суммой, превышающей 500 000 р. В отношении имущества нарушителя имеются также ограничения.

Так, если на долю в праве собственности может претендовать иждивенец или это является единственным жильём, то недопустимо использовать в отношении него залог.

Назначение этой меры может сочетаться с запретом определённых действий.

Возврат денежных средств или имущества возможен тогда, когда не произошло нарушений предписаний следователя или нарушителя.

Домашний арест

Домашний арест – исключительное ограничение, так как имеет свой срок действия. В течение 2 месяцев лицо, к которому предъявляются обвинения, должно находиться дома. Если состояние здоровья предполагает постоянный медицинский контроль, то местом пребывания определяется лечебное учреждение.

Однако в отношении срока существует оговорка, так как арест применяют только на первоначальной стадии. Окончанием этого действия служит отмена ареста и выбор другого ограничения.

Совместно с ходатайством о пролонгации срока поиска доказательственной базы необходимо поставить перед судом вопрос о выдаче властного дозволения на продолжение содержания преступного элемента в жилище.

Равно как и залог, рассматриваемая мера может сопровождаться применением статьи 105.1, когда речь идёт о деянии правонарушителя. Перемещения допускаются только на спецтранспорте, предоставляемом уполномоченным для доставки преступника органом.

Заключение под стражу

Заключение под стражу – самая жёсткая мера ограничения. Она должна назначаться для всех преступников, наказание по нарушениям уголовного законодательства которых более 3 лет.

Однако существует возможность применить это ограничение для прочих подозреваемых, если:

  1. Нарушитель не обладает пропиской в границах страны.
  2. Дознаватели не могут быть уверены в личности преступника.
  3. Лицо, которое проходит по делу как субъект посягательства, пренебрегло обязательствами по иным ограничениям.
  4. Есть информация о том, что нарушитель скрывается от преследования.

Несовершеннолетним гражданам также может назначаться это ограничительное действие, но только в том случае, когда совершённые ими деяния квалифицированы как тяжкие или особо тяжкие.

Следует обратить внимание, что эта мера назначается в течение рабочего дня после поступления соответствующего прошения в суд (8 часов). Тогда как суду на согласие на удержание виновного лица предоставляется 3 суток (72 часа).

Заочно это ограничение может быть назначено для нарушителя, объявленного в международный розыск.

Ходатайствовать о повторном назначении подобного ограничения можно только после выявления ранее неизвестных обстоятельств.

Председатель судебной коллегии может засчитать предусмотренные ранее меры, а именно:

  • период удержания в специальном месте в статусе подозреваемого;
  • сутки за двое в случае назначения системы мер запрета определённых действий;
  • время нахождения в жилище без права покидать его стен;
  • присутствие в медицинском учреждении после соответствующего судебного акта;
  • нахождение в местах лишения свободы в зарубежном государстве.

Повторное назначение этого ограничения предусматривается не более чем на 30 дней.

Изменение, отмена и обжалование меры пресечения

Порядок изменения и отмены меры пресечения УПК РФ обозначены в ст. 110. Классификация предусмотренных оснований для того, чтобы изменить ограничения, весьма лаконична. Здесь говорится, что в мере пресечения должна отпасть необходимость в принуждении или противодействию. Однако меняться одно ограничение на другое также должно через процедуру отмены.

Субъекты, которые могут применить свои полномочия в отношении меры пресечения, те же, которые назначали её. Если заполняет ходатайство другое лицо, то существует правило, согласно которому изменить или отменить меру можно только после согласия лица, которым она была назначена.

Сущность этого правила заключается в том, что необходимо составить схему лиц, участвующих в процессе, которые бы дополняли друг друга, а не исключали совместную деятельность в вопросе следствия.

Обособлено предусматривают процедуру отмены или изменения содержания под стражей. Перемещение лица в иное место возможно только после обнаружения у него тяжёлого заболевания, которое не совместимо с пребыванием в местах лишения свободы. В комментарии к ст.110 УПК РФ можно встретить список таких болезней, который утверждается и корректируется Правительством РФ.

Если у задержанного или его защитника появляются основания для обжалования решения об избрании меры пресечения, то они имеют право написать соответствующее недовольство.

Здесь имеет первоочередное значение затрагивание:

  1. Прав и личных интересов человека, в отношении которого ведётся следствие.
  2. Свобод личности и ущемления достоинства.

При рассмотрении обжалуемых действий судья слушает, каким именно способом применялась мера и в каком ключе было притеснение.

Проверка конституционности некоторых положений главы 13

В 2005 году Пленум Конституционного суда вынес постановление, в котором сделал вывод о надлежащем уровне правовой квалификации мер пресечения.

Так, в виде таблицы можно представить изученные статьи УПК РФ:

Ст. 108Ст. 109Ст. 110
Соответствует Конституции, поскольку применяется после исследования доказательств.Продление сроков производится в разумные сроки и только под контролем суда, поэтому также эти нормы не противоречат Конституции.

В 2016 и 2018 годах Верховный Суд РФ делал обзоры применения судами главы 13 УПК РФ, в рамках которых было выявлено:

  • чёткое соблюдение правил и постулатов процессуального законодательства;
  • разграничение между правоприменителями полномочий в отношении мер пресечения;
  • соблюдение сроков вынесения постановлений и решений.

Таким образом, назначение, изменение, отмена и обжалование мер пресечения возможны только при соблюдении процессуального законодательства с учётом степени и характера совершаемых противоправных деяний при условии изучения личности нарушителя. Дан ответа на вопрос: что такое меры пресечения в уголовном процессе и какое место она занимает в ходе следственных мероприятий?

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/protsess/mery-presecheniya-v-ugolovnom

Мера пресечения

§2. Меры пресечения. Мера пресечения

Следователь не может только по своему желанию применить в отношении подозреваемого или обвиняемого (а только в отношении них применяется мера пресечения) такую меру пресечения, как заключение под стражу. Обязательными условиями применения заключения под стражу являются:

  1. лицо обвиняется или подозревается в совершении преступления, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 3 лет.
  2. нельзя применить более мягкие меры пресечения.

Соблюдение указанных выше условий не требуется при наличии хотя бы одного из нижеперечисленных обстоятельств:

  • подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации.
  • не установлена личность подозреваемого или обвиняемого.
  • подозреваемый или обвиняемый нарушил ранее избранную в отношении него меру пресечения.
  • подозреваемый или обвиняемый скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Законодательство прямо указывает, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой – четвертой, 159.1 – 159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165 и 201 УК РФ если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 159 частями пятой – седьмой, 171, 171.1, 171.3 – 172.2, 173.1 – 174.1, 176 – 178, 180, 181, 183, 185 – 185.4 и 190 – 199.4 УК РФ.

Данная льгота не действует, если имеется хотя бы одно обстоятельство, позволяющее применить заключение под стражу в отношении лица, обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок менее 3 лет.

Несовершеннолетние подозреваемые или обвиняемые могут быть заключены под стражу только при условии, что они подозреваются или обвиняются в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Решение о заключении лица под стражу может принять только суд. Поэтому следователь вправе только выступить с таким ходатайством перед районным судом. Это ходатайство следователь может принести только при наличии согласия руководителя следственного органа, а дознавателю требуется письменное согласие прокурора.

Следователь должен в своем ходатайстве ясно и непротиворечиво изложить причины, по которым в отношении лица необходимо избрать меру пресечения в виде заключения под стражу, и почему нельзя применить более мягкую меру пресечения. Запрещается ссылаться на обстоятельства и сведения, которые были получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий.

Все доводы следователя должны быть подкреплены соответствующими доказательствами, прикладываемыми к ходатайству в суд.

Вопрос о заключении под стражу обычно рассматривается районным судьей по месту производства расследования. Судья обязан рассмотреть ходатайство следователя в течение 8 часов с момента поступления в суд всех документов.

Для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу проводится судебное заседание, в котором обязательно принимают участие обвиняемый или подозреваемый, его защитник и прокурор.

В судебном заседании вправе участвовать следователь, дознаватель, руководитель следственного органа. Неявка любого из перечисленных лиц не препятствует рассмотрению вопроса, кроме неявки обвиняемого или подозреваемого.

В последнем случае суд может рассмотреть вопрос о применении заключения под стражу только при условии объявления обвиняемого или подозреваемого в международный или межгосударственный розыск.

Непосредственно само судебное заседание об избрании меры пресечения проходит в следующем порядке:

  1. объявление судьей сути рассматриваемого ходатайства.
  2. разъяснение присутствующим их прав и обязанностей.
  3. прокурор или следователь обосновывают ходатайство о заключении лица под стражу.
  4. выслушивается мнение других сторон процесса.

Судья по итогам рассмотрения ходатайства следствия может вынести одно из следующих решений:

  • об удовлетворении ходатайства и избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.
  • об отказе в удовлетворении ходатайства.
  • о продлении срока задержания.

В случае отказа судья может по собственному усмотрению назначить лицу другую меру пресечения.

Копии судебного решения незамедлительно направляются всем заинтересованным лицам.

Соответствующее решение суда подлежит немедленному исполнению и в случае отказа в удовлетворении ходатайства подозреваемый или обвиняемый в зале суда освобождается.

В последующем органы следствия могут попросить суд вновь избрать меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении того же лица только при наличии каких-либо новых обстоятельств.

После вынесение решения о применении заключения под стражу следователь обязан в письменной форме уведомить родственников обвиняемого или подозреваемого о месте его содержания под стражей. Аналогичного рода уведомление направляется в случае изменения места содержания под стражей.

Обжалование

На обжалование решения суда о заключении под стражу законом дается 3 дня. Суд апелляционной инстанции должен рассмотреть жалобу и принять по ней решение в течение 3 дней.

Если вышестоящий суд примет решение об отмене решения районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, то обвиняемый или подозреваемый немедленно подлежит освобождению.

Решение апелляционного суда может быть впоследствии обжаловано в суд кассационной инстанции.

Сроки содержания под стражей

Первоначально лицо может быть заключено под стражу на срок до 2 месяцев. В дальнейшем органы следствия при необходимости инициируют перед судом вопросы о дальнейшем продлении срока содержания лица под стражей.

Так, если невозможно закончить предварительное расследование в установленный законом двухмесячный срок, то на основании ходатайства следователя или дознавателя судья районного суда может продлить срок содержания лица под стражей до 6 месяцев.

Продление срока содержания лица под стражей от 6 до 12 месяцев допускается при наличии совокупности следующих условий:

  1. лицо, обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.
  2. особая сложность уголовного дела.
  3. наличие условий и оснований, применяющихся для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в целом.

В последнем случае соответствующее ходатайство должно быть согласовано с руководителем следственного органа областного уровня или региональным прокурором.

Дальнейшее продление срока содержания лица под стражей допускается в исключительных случаях до 18 месяцев, если речь идет об обвиняемых по особо тяжким преступлениям.

Соответствующий вопрос решается уже судьями областных судов, а ходатайство следователя должно быть согласовано с Председателем Следственного комитета РФ или руководителя другого следственного органа.

Таким образом, предельный срок содержания лица под стражей составляет 18 месяцев, после чего он должен быть безусловно освобожден из – под стражи.

Ходатайство следователя о продлении срока содержания лица под стражей и приложенные к нему документы должно быть представлено в суд за 7 дней до истечения срока содержания под стражей. На рассмотрение данного ходатайства суду отведено 5 дней.

Источник: https://PravoVedus.ru/practical-law/criminal/mera-presecheniya-soderzhanie-pod-strazhey/

Меры пресечения: 5 главных проблем и их решение

§2. Меры пресечения. Мера пресечения

Свежая статистика Верховного суда показывает, что в 2015 году количество удовлетворенных ходатайств об избрании содержания под стражей в качестве меры пресечения увеличилось почти на 6% (7568) до 140309 случаев. Арест как самая популярная мера пресечения в России не сдает своих позиций, более того — применяется чаще.

Даже принятое в конце 2013 года постановление Пленума Верховного суда РФ о мерах пресечения — прогрессивное решение, основанное на практике Европейского суда по правам человека, не смогло изменить положения дел.

Сейчас ВС дорабатывает документ с целью упростить применение иных видов пресечения, но есть опасения, что благие намерения руководства исправить ситуацию «на земле» весьма незначительным образом отразятся на деятельности судов первой и апелляционной инстанций.

Основание для подобных выводов — данные судебной статистики[1].

Как видно из таблицы, процент удовлетворенных ходатайств об избрании или продлении меры пресечения представляет собой своего рода константу, не зависящую от изменения нормативного регулирования.

Приведенные данные свидетельствуют о существовании устойчивых рутинных процессов в деятельности судов и правоохранительных органов.

Поэтому усилия реформаторов должны быть направлены не на корректировку постановления, а на кардинальное решение пяти главных проблем, связанных с применением в России мер пресечения.

Проблема № 1: дежурное обоснование

Зачастую, чтобы оставить обвиняемого под стражей, следователю или дознавателю достаточно просто перечислить основания, предусмотренные ст.97 УПК РФ, или привести дежурные фразы о тяжести инкриминируемого деяния, необходимости проведения следственных действий и отсутствии у лица социальных связей.

Последнее — даже в тех случаях, когда у обвиняемого при отсутствии официально зарегистрированного брака и детей, например, есть родители, с которыми поддерживаются нормальные отношения. Есть, правда, и более оригинальные формулировки.

[tag:teaser:390]

Развернутый анализ доказательств, подтверждающих конкретные факты воздействия на свидетелей и потерпевших, уничтожения улик либо свидетельствующих хотя бы о наличии у обвиняемого таких намерений, почти никогда не дается. 

Проблема № 2: качество мотивировки

Постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Это устанавливает ч.4 ст.

7 УПК, а в определении Конституционного суда №42-О от 25 января 2005 года указано, что положения статей 7, 123, 125, 388 и 408 УПК не допускают отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства. А мотивировки решений по ним должны содержать указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым аргументы отвергаются.

На практике же подробно изложенные доводы защиты со ссылками на позиции ЕСПЧ и ВС хоть и приобщаются к материалам дела, зачастую остаются без должного внимания.

Например, ЕСПЧ неоднократно указывал: «отсутствие постоянных места жительства или работы не может служить основанием для опасений, что заявитель скроется или совершит новое преступление» (§54 постановления по делу «Сергей Медведев против РФ», жалоба № 3194/08).

Необходимость следственных действий с участием обвиняемого также «не может оправдывать содержание под стражей» (§86 постановления по делу «Миминошвили против РФ», жалоба № 20197/03).

Однако вопреки позициям ЕСПЧ, доводимым, кстати, до судов, в их решениях упоминаются всё те же доводы: имярек не имеет постоянного места жительства, официально не трудоустроен, необходимо провести следственные действия. В лучшем случае указывается, что сторона защиты ссылается на правовые позиции ЕСПЧ (конкретные причины, по которым суд не следует им, не излагаются), в худшем — не бывает и этого.

Точно так же суды относятся к норме, согласно которой заключение под стражу избирается при невозможности применения более мягкой меры пресечения (ч.1 ст.108 УПК). П.3 ст.

5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод также обязывает госорганы рассмотреть возможность применения альтернативных мер обеспечения явки обвиняемого в суд и объяснить в своих постановлениях, почему такие альтернативные меры не гарантировали бы надлежащий ход судебного разбирательства (§44 постановления «Щеглюк против РФ», жалоба № 7649/02). Однако мотивировка постановлений судов в части оценки применения альтернативных мер подчас ограничивается примерно такими фразами: «суд не находит оснований для избрания иной, более мягкой меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества» и т.п. При этом перечисленные в ст.97 УПК основания являются общими для всех мер пресечения, а подпадающие под них обстоятельства сами по себе не могут свидетельствовать о необходимости применения именно исключительной меры пресечения — заключения под стражу.

Проблема № 3: неверная квалификация

Еще одна проблема — отсутствие судебного контроля за предварительной квалификацией вмененного преступления. Практика показывает, что действия лица могут быть изначально квалифицированы по п.«б» ч.3 ст.

163 УК (это особо тяжкое преступление), ему избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, ее срок продлевается более 8 раз, все попытки обжалования, сопровождающиеся указаниями на завышенную квалификацию, безуспешны. А через полтора года нахождения под стражей гражданин осуждается по ч.2 ст.

330 УК (это преступление средней тяжести), по которой продление срока содержания под стражей свыше 6 месяцев законом вообще не допускается.

Еще один пример — вменение при преступлениях, совершенных группой лиц, дополнительных составов (ст.209 или ст.210 УК), которые являются особо тяжкими, а значит «весомыми» для продления срока содержания под стражей. Тот факт, что в последующем дополнительные составы не подтвердятся, не имеет принципиального значения.

Подобная практика будет существовать до тех пор, пока суд не начнет анализировать предварительную квалификацию вмененного преступления для подтверждения ее хотя бы доказательствами, убедительными на первый взгляд.

Такой анализ не будет противоречить запрету на вхождение в обсуждение вопроса о виновности лица до вынесения итогового решения по делу, поскольку никаких выводов, имеющих преюдициальное значение для приговора, здесь сделано не будет.

Проблема № 4: «автоматическое» продление

Будучи избранной, мера пресечения в виде содержания под стражей продлевается в 98% случаев[2].

При этом в ходатайствах следователей и постановлениях судов зачастую приводятся те же основания, что использовались по этому делу и ранее, хотя ЕСПЧ в постановлении по делу «Пелевин против РФ» от 10 февраля 2011 года указал: «По прошествии времени первоначальные основания для заключения под стражу становятся все менее значимыми, и суды должны приводить иные относимые и достаточные основания, требующие продолжительного лишения свободы».

Сложившаяся ситуация отчасти обусловлена положениями ст.

110 УПК РФ, согласно которым «мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 настоящего Кодекса». Подобная формулировка позволяет обосновывать сохранение уже избранной меры пресечения ссылкой на то, что «основания для ее избрания не отпали и не изменились».

Проблема № 5: неэффективность обжалования

Обжалование постановлений судов о заключении под стражу и о продлении срока содержания под стражей не является сколько-нибудь результативным.

По официальной статистике Судебного департамента при ВС[3] (данных в целом за 2015 год пока нет) отмена или изменение обжалованных постановлений о заключении под стражу происходит примерно в 8-10% случаев, а о продлении срока содержания под стражей — в 6%.

При этом отмена и изменение связаны, как правило, с неправильным исчислением сроков содержания лица под стражей судом первой инстанции или внесением иных — «редакционных» — правок в постановление без изменения его по существу, а отмена не означает в последующем изменения меры пресечения. В действительности же арест меняется на другие меры пресечения по результатам апелляционного обжалования еще меньше, чем упомянутые 8-10%.

В качестве примера можно привести данные из справки Саратовского облсуда за 9 месяцев 2014 года: из 222 обжалованных постановлений о заключении под стражу отменено или изменено было 24, в том числе с изменением меры пресечения на более мягкую (домашний арест) — 5. За тот же период из 318 постановлений о продлении срока содержания под стражей отменено или изменено было 16, в том числе без избрания иной меры — 1[4].

Можно возразить, что подобная стабильность свидетельствует о законности и обоснованности постановлений.

Однако ЕСПЧ не устает констатировать нарушения Россией статьи 5 Конвенции о защите прав человека: в 2014 году такие нарушения были определены в 56 постановлениях (общее количество постановлений, которыми было признано хотя бы одно нарушение Россией конвенции, — 122)[5], в 2013 году — в 63 (119), в 2012 — в 64 (122), в 2011 году — в 68 (121)[6]. При этом в пилотном постановлении по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» от 10 января 2012 года, посвященном условиям содержания в российских следственных изоляторах, ЕСПЧ особо обратил внимание на «неоправданное и чрезмерное применение меры в виде содержания под стражей при досудебном уголовном разбирательстве», что «подтверждается продолжающимся потоком новых сходных жалоб в Европейский суд». Разумеется, все материалы, проходящие через ЕСПЧ, «успешно» преодолели в России вторую инстанцию.

Реагировать нужно процессуально

Каковы же возможные меры для изменения сложившихся практик? Пожалуй, самая простая — использование Верховным судом системы так называемого «мониторинга в ручном режиме», которая заключается в ежемесячном или ежеквартальном сборе аналитических справок у региональных судов с последующим доведением своего мнения вниз по инстанционной вертикали.

Для этого могут быть задействованы такие инструменты, как «внутренние» письма или учеба региональных судей с участием коллег из ВС. Очевидным минусом такой системы будет являться ее неформальная институционализация и, как следствие, необязательное следование рекомендациям в каждом конкретном случае и отсутствие очевидных мер реагирования на это.

Более затратная мера — внесение в УПК изменений, вводящих рассмотрение ходатайств о мерах пресечения судом с участием ротируемых ежемесячно двух заседателей, отбираемых по упрощенной (в сравнении с отбором присяжных) системе.

Они не обременены влиянием рутинных процессов и создаваемой ими path dependence problem[7], а потому смогли бы изменить подход не только судов к мерам пресечения, но сотрудников правоохранительных органов — к качеству представляемых материалов и обоснованию ходатайств.

Разумеется, это повлечет и определенные финансовые издержки, однако вряд ли дополнительные затраты будут сколько-нибудь заметны с учетом расходов, необходимых для введения в райсудах практики рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей (по словам заместителя председателя ВС РФ Владимира Давыдова, планируемое расширение будет стоить 12 млрд рублей единовременно и 300 млн ежегодно). В конце концов, необходимые денежные средства можно отчасти изыскать, отказавшись от претворения в жизнь справедливо критикуемого законопроекта Министерства юстиции РФ об обязательной видеофиксации судебных заседаний, для реализации которого необходимо 5,4 млрд рублей единовременно и еще 1,63 млрд ежегодно.

Особого внимания заслуживает практика обжалования постановлений о мерах пресечения.

 Из приведенных выше данных видно, что отказы в избрании ареста или в продлении срока содержания под стражей отменяются или изменяются судами второй инстанции гораздо чаще, чем постановления, которыми удовлетворяются ходатайства следователя или дознавателя.

Сложно допустить, что при принятии «отказных» постановлений суды в разы чаще допускают процессуальные ошибки, чем удовлетворяя ходатайства следователей и дознавателей.

По-видимому, при пересмотре «отказных» постановлений процессуальные нарушения просто чаще обнаруживаются, что свидетельствует о наличии для них более жестких стандартов пересмотра. В результате судья, отказывая в удовлетворении ходатайств следователя или дознавателя, гораздо больше рискует получить отмену или изменение постановления в апелляции, чем при их удовлетворении. Поэтому необходимо менять подход апелляционных инстанций к рассмотрению жалоб и представлений на постановления о мерах пресечения.

Учитывая, что на сегодняшний день рассмотрение вопросов о мерах пресечения, по большому счету, замыкается на региональном уровне, ВС (если он действительно хочет изменить ситуацию) может инициировать законодательные изменения по превращению себя в «третью инстанцию».

Это позволило бы ему не только отслеживать положение дел «в реальном времени», но и реагировать сугубо процессуальными методами. На первых порах наблюдался бы наплыв жалоб в ВС, однако в последующем региональные суды, ориентируясь на позиции высшей судебной инстанции и осознавая перспективы обжалования, сформировали бы свою практику отмен и изменений постановлений о мерах пресечения.

Разумеется, подобные нововведения возможны только с учетом «пропускной способности» ВС и ресурсов для ее увеличения.

Если же ВС намерен ограничиться только внесением изменений в постановление пленума о мерах пресечения, то при сохранении существующих рутинных процессов следует ожидать, что крайне оценочные формулировки правовых позиций высшей судебной инстанции будут использоваться отнюдь не в пользу провозглашаемой ЕСПЧ презумпции освобождения лиц из-под стражи[8].

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов

  [4] При подсчете количества изменений меры пресечения или освобождений из-под стражи без избрания иной меры пресечения учитывались только случаи, непосредственно указанные в справках в качестве таковых. Если в справке лишь указывалось на отмену либо изменение постановления, но из текста справки не следовало, что мера пресечения была изменена, эти случаи не учитывались. [7] Проблема зависимости от предыдущего опыта («эффект колеи»).[8] См., например, §54 постановления ЕСПЧ от 23.10.2012 по делу «Зенцов и другие против Российской Федерации» (жалоба № 352979/05) // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

Источник: https://legal.report/mery-presecheniya-5-glavnyh-problem-i-ih-reshenie/

Вопросы адвокату
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: